Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Вопрос о сквере пограничников

Вопрос о ветеранах-чекистах, пожелавших откусить кусочек чеховской землицы для сквера пограничников, я уже писал вчера. Сегодня предлагаю вашему вниманию совершенно феерические по своей стилистике документы их авторства, ну и видео-фрагмент обсуждения в Думе этого вопроса с небольшими моими комментариями до и после.




Collapse )
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Великая война

Просмотры фильмов про ПМВ подтолкнули проследить боевой путь двоюродного деда (или как назвать старшего брата бабушки?))

Есть приказ по армии о награждении Георгиевским крестом, есть высочайший указ, там указано место, где погиб Семён Дучинский.




Вот только Гугл и Яндекс не знают такого местечка.
Путь один - изучать положение фронта, армии на момент августа 1915 года...
Ох, и тут такой пласт открывается...
Там такое кровавое месилово было...
Но местечко Егерлан так пока и не нашёл(

Зато отсканил большое фото выпуска Чугуевского военного училища (раньше у меня был обрезанный скан)
Сеня в нижнем ряду второй справа.


Collapse )

Расплата

Война была проиграна, и это уже давно было понятно.
Сопротивление не имело смысла, думать нужно было лишь о спасении собственной жизни.
Нужно сдаваться, и сдаваться нужно американцам.
Офицеры SS из охраны лагеря "Дахау" прекрасно понимали, что русские церемониться не будут, но американцы соблюдают условия женевской конвенции, согласно которой военнопленному, не оказывающему сопротивление, должна быть сохранена жизнь.
Американские войска были уже совсем рядом.
Рано утром передовые части 45-й дивизии пехоты США, входящей в состав 7-й армии подошли к лагерю "Дахау". Их внимание привлекли стоящие чуть в стороне от забора с колючей проволокой железнодорожные вагоны. Солдаты подошли ближе...



Collapse )

Баку, ровно 30 лет назад

В ночь с 19 на 20 января в город вошли танки. Со всех сторон, по всем направлениям одновременно, шла военная техника, грузовики с личным составом.
Дело было ровно 30 лет назад в Азербайджане, подразделения советской армии занимали столицу республики -  Баку.


yanvar-32

Город уже неделю был залит кровью, боевики врывались в дома и квартиры бакинцев армянской национальности, убивали и насиловали. Попутно доставалось и русским. Власть не контролировала ситуацию.
Collapse )

Крещение кровью в Таганроге

Пройду по Николаевской, постою на Гимназической...
Вот и старый вокзал, площадь Восстания.
Восстания? Хорошо, пусть восстания. Сегодня мало кто пытается вникнуть в суть имён...
Ровно 102 года назад, именно в этот день здесь свистели пули, обрывалась чья-то едва начавшаяся жизнь.
Да, 19 января 1918 года Таганрог умылся кровью...




Но давайте по порядку.
Бойня случилась не вдруг. В стране уже давно бушевала великая смута, но патриархальный Таганрог держался. Хотя, буря назревала...

Вспоминает Николай Плужников:

В Таганроге к тому времени обстановка оказалась исключигельво сложной. Еще в декабре 1917 года генерал Каледин приказал расформировать 274-й И 275-й пехотный и Заамурский кавалерийский запасные полки, тем самым стремился лишить революционных рабочих надежной опоры. Эти полки активно поддерживали рабочих, при необходимости могли обеспечить нрасногвардейцев оружием и боеприпасами.
В период расформирования запасных полков и было передано в заводские отряды Красной гвардии свыше 1000 винтовок, 4 пулемета и 80000 патронов. Из казарм частей оружие переправлялось на котельный завод, а оттуда развозилось по всем заводам в глубоной тайне, темными ночами, во время дежурства штабс-капитана Луки Дмитриевича Кабанова.
Командир 274-го запасного пехотного полка полковник Микеладзе сочувственно относился к передаче оружия рабочим.



Вспоминает Павел Петрович Филевский:

"В Таганроге находились два полка. Начальником одного из них был грузинский князь Микеладзе, толстый бонвиван и волокита, у которого солдаты голодовали. Командиром второго был Подгурский - большой выпивоха, невнимательный к солдатам. "
Collapse )

Вспоминает Павел Бутков

К моему большому счастью, мать сохранила мои документы из Софийского университета. Не медля, я сразу пошел к
представителям нашего УНРРА и показал им мои документы (когда я регистрировался у них, они спрашивали о моей специальности), и они, к моей радости, сказали мне, что им нужны такие люди, как я, и предложили поступить к ним на службу в только что организованный юридический отдел. Мне дали направление для встречи с высшим начальством. В то время я владел немецким, русским, болгарским и немного французским языком.
Кемптенский лагерь долго не просуществовал. Его вскоре перевели в соседний горный городок у подножия Австрийских
Альп - Фюссен. Там были очень удобные немецкие казармы бывших альпийских немецких войск.
Нас собирались поместить в этих новых казарменных блоках, где были все удобства и паровое отопление, что особенно утешало, так как здесь уже наступила зима. К нам присоединились украинцы и еще русские, которых привозили откуда-то.
Лагерь должен был быть известен как «белый русский лагерь». Показалось подозрительным, почему нас всех собирают в таком лагере, где должно было поместиться более пяти тысяч человек. Американцы старались всех заверить, что не повторится ничего страшного и что цель сбора такого количества людей - помочь желающим выезжать за океан. К октябрю эти казармы были приготовлены, мы стали собираться переезжать туда с большим подъемом, как вдруг пришло сообщение из УНРРА, что нас разыскивает из Парижа сестра моей материи, что нам послана посылка через некую Катю Извольскую, подругу тети Нади, которая находится во французской зоне и просит встретиться с ней. Катя служила во французской армии в чине лейтенанта. Мы все очень обрадовались, и я поехал встречаться с этой Катей Извольской. Я нашел ее быстро, и она повезла меня на машине в свой штаб, где я был у нее в гостях несколько дней. Оказалось, что Катя (ей было, как и моей тете Наде, - за сорок) была дочерью последнего русского посла в Париже Извольского и потом вышла замуж за известного французского писателя Кесселя. Катя была очень мила со мной.
В красивой форме французской авиации она лихо меня катала на своей машине и показывала всевозможные красивые места.
В пакете, который она передала от тети Нади, был для меня прекрасный костюм, что тогда особенно было нужно мне для работы в УНРРА. Катя рассказала мне о кабаре моей тети и об их успехе с ее мужем Виктором Андреевичем Маньковским, который был также белым офицером - ротмистром Крымского кавалерийского полка и затем с Белой Армией ушел за границу и обосновался в Париже. Катя уговаривала как можно скорее ехать с моей матерью в Париж и уверяла, что нам там будет хорошо. На прощанье Катя подвезла меня довольно близко к Кемптену и настаивала на встрече в Париже.
Collapse )

Вспоминает Павел Бутков

Наконец я добрался до условленного места в лесу, где нас ждал поручик Георгиевский. Он очень волновался, что мы опаздываем.
Я постарался рассказать ему, что происходило: больше верили генералу Меандрову и его приказу, чем моим доводам. Тогда вообще в штабе было засилье политической эмигрантской организации НТС, одним из ярых ее тогда членов был генерал Меандров; к ней имел отношение целый ряд генералов и высших офицеров, в том числе генерал Трухин. полковник Поздняков и т. д.
Цель НТС была переходить к американцам как можно большей массой, чтобы доказать свою идейность. Вот это и погубило тогда РОА. В своем последнем письме генерал Меандров пишет, как он ошибся в том, что доверился американцам тогда. Но было уже поздно и армия была предана на мучение и смерть врагам России. Об этом тщательно стараются умолчать как американцы, так и знаменитые эмигрантские политики. Но правда всегда рано или поздно выявляется, и ее не скроешь никогда!



В этом лесу собрался целый ряд таких групп, как и мы. Хочу привести еще в доказательство несколько подтверждений моим соображениям уйти в лес. Главным образом это было основано на всем том, что сказал мне американский лейтенант Александр Бабок, которому я поверил. Время показало. что он был прав и что я принял правильное тогда решение.
Collapse )

Вспоминает Павел Бутков

Я быстро отправился выменивать свою форму на какое-либо тряпье: рабочий костюм и ботинки, которые оказались довольно хорошие, почти новые, и высокие, из хорошей кожи. Совсем стемнело, и я решил забежать, уже переодевшись в тряпье, в офицерскую школу, которая была расквартирована рядом. Там было много моих друзей еще по Болгарии и один из них Володя Еггер; я хотел убедить их идти с нами. Я обратился к одному курсанту, чтобы он позвал мне нескольких человек. Он смотрел на меня с удивлением, вид мой его смутил, но все-таки вызвал первого Жору
Стольникова (тоже из Болгарии). Я хотел было объяснить Жоре создавшуюся обстановку, но он с иронической улыбкой сказал, что генерал Меандров, начальник их школы, уже все им объяснил, что они будут переходить к американцам и что нужно держаться вместе. Я увидел, что не смогу его переубедить, и вызвал моего близкого друга Володю Еггера, которого пришлось ждать (он был после дежурства и спал). Володя - очень флегматичный человек. Он никак не хотел серьезно подойти к тому, что я ему старался объяснить. В конце концов, я ему просто сказал, чтобы он немедленно уходил и что поручик Георгиевский, переодевшийся в штатский костюм, уже в лесу. К моему удивлению, Володя послушался меня и пришел в лес.




Collapse )




Вспоминает Павел Бутков

«Мы едем к американцам, - твердо заявил я, - где они находятся?» Увидев меня в красивой форме и говорящего по-французски, они наперебой стали объяснять, как к ним проехать.
Я поблагодарил и дал знак шоферу трогаться. Несколько военнопленных вызвались нас сопровождать. Вскоре мы увидели большой танк с белыми звездами. Когда подъехали к нему, сопровождавшие нашу машину французы, жестикулируя, стали объяснять что-то сидевшим на танке американцам, жевавшим жвачку.
Как только я вышел из машины, один танкист спрыгнул на землю и подошел ко мне. Другой потребовал отдать ему мой пистолет. Пока я доставал из своей кобуры мой прекрасный «вальтер», он успел садануть меня в спину прикладом, да с такой силой, что я еле удержался на ногах.



Положив мой пистолет в карман брюк, он ухватил меня за кисть левой руки, чтобы стянуть мои швейцарские часы, подаренные моими родителями в Болгарии. Я отдернул руку, и у нас с ним началась потасовка. Не знаю, чем бы это могло кончиться, но в это время генерал выскочил из машины и крикнул, чтобы я не сопротивлялся. Мародер ловко стянул мои часы и положил себе в карман. Мы заявили этим американцам, что хотим видеть кого-нибудь из старших офицеров, так как приехали говорить от целой армии. Поняв мою просьбу, один из них отвел нас в дом, стоявший на пригорке. Американцы еще спали. Один из них поднялся и по-немецки спросил меня, кто я и зачем прибыл. Тут же выскочил их лейтенант и, узнав в чем дело, сел на свой «джип» И В сопровождении солдат повез нас к своему начальству.
Collapse )

Вспоминает Павел Бутков

В Линц мы прибыли вовремя, до разгрузки эшелонов. Нас ожидали генерал Боярский со своим адъютантом и моим старым
другом князем Кубековым. Генерал Боярский как всегда петушился и называл Сашу «сынком». Первым пришел эшелон с
офицерской школой; затем прибыли и другие. Все части выгружались и строились в колонны. Наступал вечер. От Дуная тянуло сыростью. Генерал Трухин решил устроить смотр войскам. Весь штаб занял место за мостом, через который проходили подразделения РОА. Направление было на север, на чешский город Будвайс, куда должна была подойти и 1-я дивизия. Этот ночной парад я и сейчас ясно себе представляю. Первой шла офицерская школа. Проходя мимо членов штаба и генерала Трухина. курсанты, прекрасно держа равнение и четко отбивая шаг, пели марш РОА:

Отступают небосводы,
Книзу клонится трава -
То идут за взводом взводы -
Добровольцы из РОА.


Во мраке ночи это было потрясающее зрелище. Сотни жителей, австрийцев, несмотря на поздний час, вышли посмотреть.
Многие австрийские женщины плакали, причитая: «Майн либе Готт> А над седым Дунаем, как вызов врагу, лилась песня тех же сынов Великой России, которые всегда бесстрашно ходили против врага своей Отчизны, не щадя своей жизни!

Шаг ровней и тверже ногу,
Грудь вперед, тесней ряды.
Все мы русские солдаты
Счастье Родине несем!




Это был незабываемый момент в моей жизни. Я гордился тем, что я русский. Я стоял с моим сердечным другом князем Кубековым и думал: счастлив тот, кто посетил сей мир в его минуты роковые! Да, все были готовы умереть и шли на смерть, как ходили наши славные предки за Русь.
Collapse )