skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Советская действительность в дневниках П.П.Филевского. Часть-2

1933 год

15 января

Ужасные вещи приходят из деревни. О случаях людоедства в городе говорят

очень часто. Говорят, что принесли в амбулаторию полусъеденный труп ребенка, и

будто бы родители арестованы. Приехали из-под хутора Щербакова родственники

проживающего в нижнем этаже «Красного партизана» Карпенко и говорят, что их

родственники съели своих детей. Милиционеру Хорунжему написали из Киевской

губернии  родные  о  людоедстве  и  бегстве  населения,  причем  целые  деревни

остаются пустыми, тоже  сообщают родные  Островских  из  Киевской губернии,

Сидоровы  получают  ужасные  описания  голодовок  из  Зиньковского  уезда.

Ближайшие деревни представляют из себя пустыни. На окраинах города я сам

был поражен полным отсутствием собак. Оказывается, что собаки все передохли

от того, что их нечем кормить.


25 февраля

Оригинальная теперь архитектура — это сундуки, а не дома,  а если они с

балконами бетонными, то впечатление комода с полувыдвинутыми ящиками и

безобразно широкие и низкие окна (горизонтальные, а не вертикальные). Это для

того,  чтобы комнаты делать  ниже,  так  как  низкие  комнаты меньше  требуют

топлива, а о гигиене и эстетике не думает архитектор. Комната — это конура, в

которую загоняют  человека,  загнанного адской работой для отдыха и ему все

равно, где есть и спать.


27 апреля

В три часа ночи явились  с  обыском из  Государственного  Политического

Управления. Перерыли все, взяли несколько писем и книжек и арестовали. Когда

я пришел в комендантскую, то там уже сидел учитель Пелиер. Это меня удивило.

Он ведет  себя не  особенно симпатично и вообще  приспособляется.  Мы с  ним

поздоровались.  Там  же  я  застал  некоего  Хабарова,  служившего  в  техникуме.

Пелиер удивился,  когда ему сказали, что его отведут в заключение.  Он говорил,

что с ним хлебные карточки, что дома останутся без хлеба: «Ничего, — ответил ему

комендант, — «придут за ними, мы отдадим». — «Вот так штука, да... да... плохая

история» — повторял он, видно было, что это было для него ново. Меня и Хабарова

отвели в подвал, а Пелиера не знаю куда.

В подвале было 37 человек. Большая часть лежала на нарах, но некоторые

на земле. Когда меня ввели и сдали старосте, который должен был устроить меня,

то тот стал говорить, что может кто-нибудь, уступит место на нарах дедушке, но

многие  спали,  другие  ничего  не  отвечали.  Старостой  был  молодой  армянин,

сидевший по обвинению в сокрытии золота, тогда много сидело таковых.

От  них требовали золото,  они говорили,  что  золота  у  них нет.  Айвазова

держали уже пять месяцев. Его сажали и в одиночное заключение, и в горячую, и

холодную,  но  он  говорил  одно:  «У  меня  золота  нет,  это  по  злобе  кто-нибудь

наговорил».

Я ждал,  где  мне  устроиться,  со  мной была  подушка  и тюфячок.  (Такие

приспособления тогда многие имели). Так как никто нар не уступал,  то Айвазов

спросил:  «Где же я вас положу?».  На это отозвался старик Зарайченко,  который

лежал на полу у окна.  Он приглашал меня лечь рядом с собой, уверяя,  что там

лучше, чем на нарах. Он потеснился, и я расстелил свою постель. Место оказалось

даже  прохладнее,  меньше  было  накурено  и даже  туда  приходили  из  глубины

подвала подышать более чистым воздухом.

...Спустя  немного  привели  в  камеру  Соловьянова,  Минаева  и  Ладохина,

Когда  последнего  привели,  то  сопровождавший  его  что-то  сказал  старосте  и

Ладохину дали место на нарах: потеснив других...

Из интеллигенции я первый освоился со всеми товарищами по заключению

и скоро стал вести беседу на предлагаемые темы и, наконец, к общему желанию

стал  рассказывать  русскую  историю  систематически  с  древнейших  времен.

Лекции были два раза в день утром и вечером перед сном.

Утром рано была прогулка иногда очень короткая, минут десять и вечером

также.  По возвращении с прогулки давали кипяток,  это называется чай. Около

двенадцати часов приносили хлеб  по 600 граммов каждому,  хлеб  недурной и

затем обед — это макароны на воде, чтобы есть горячее...


Tags: История, Филевский
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вынужденная мера

    У "ответственных товарищей" законный выходной. Его лучше провести в кругу семьи, сходить на море... Беда в том, что и в выходные и в будние…

  • ВДНХ по заданному маршруту

    А Синаровцы молодцы - любо-дорого смотреть. Монолитят основание, всё как надо. Вот же вам позитив, которого так не хватает) Впрочем, к середине…

  • Первенец

    Весь город пребывает в возбуждении - к нам прибыл первый из 60-ти обещанных вагонов. Собственно, возбуждаться тут нечего. Серийный вагон…

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments