skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Кровавая зима 1918 года в Таганроге. Часть 1.

Все, кто хоть немного интересуется историей родного города, прекрасно знает о драматических событиях того периода. Можно было бы скорбно помянуть эти трагические события не вдаваясь в подробности, но так уж получилось, что нашёл в запасниках старую книжечку, которая вернула меня к этим кровавым дням 18 года...





Автор - непосредственный участник уличных боёв в январе 18-го. Он коренной таганрожец, родился в 1899 году, как и мой дед. Более того, они были знакомы, правда не в описываемый период, а много позже.
Книжка очень интересная. Естественно, она тенденциозна, освещает все события с определённого угла зрения, сквозь призму идеологической целесообразности, однако, это не мешает внимательному читателю видеть очень много красок, отбросив слой словесной шелухи.

Герои повествования, те кто плечом к плечу с автором устанавливал в городе советскую власть нам хорошо известны, их именами названы улицы. Это Глушков, Смирнов, Стернин, Штыб, Верстак, Волошин, Родионов, и многие другие.


Для Николая Плужникова это были герои, его старшие товарищи, подобные тем, которые всю жизнь гордились участием в расстреле царской семьи. Забегая немного вперёд процитирую материалы дела по расследованию зверств большевиков в Таганроге:

Главными носителями власти и проводниками большевистской политики явились в г. Таганроге за кратковременное владычество там большевиков, длившееся с 20 января по 17 апреля 1918 года, люди, не только не соответствующие по своему нравственному и умственному уровню занимаемым ими должностям, но зачастую и с уголовным прошлым: так, военным комиссаром города и округа был Иван Родионов, отбывший наказание за грабеж; помощником его — Роман Гончаров, также осужденный за грабеж; комиссаром по морским делам — Кануников, бывший повар-матрос, отбывший каторгу за убийство, начальником контрразведывательного отделения Иван Верстак, зарегистрированный с 16-летнего возраста вор; начальником всех красноармейцев города, заведующий нарядами на производство обысков и расстрелов — Игнат Сигида, осужденный за грабеж, и, наконец, начальником пулеметной команды бронированного поезда, а затем председателем контрольной комиссии по перевозке ценностей из Ростова-на-Дону в Царицын. — мещанин гор. Таганрога Иван Лиходелов, по кличке «Пузырь», судившийся и отбывший наказание за грабеж.

Сюда же можно добавить и каторжников Глушкова, Волошина, специально присланных экстремистов-боевиков Смирнова и Стернина.

Что бы лучше понимать о каких событиях идёт речь, кратко напомню хронологию тех дней:

Гарнизон Таганрога в первых числах января 1918 г. составляли юнкера 3-й Киевской школы прапорщиков, начальником которой был полковник Мастыко, начальником штаба — штабс-капитан Левицкий. Эта часть не входила в состав Добровольческой Армии, а подчинялась штабу Войскового Атамана А.М. Каледина. Численность личного состава школы прапорщиков была около 200 человек. Следует прибавить к этому числу еще несколько десятков добровольцев из учащейся молодежи Таганрога. Запись в добровольческую дружину производилась по призыву «Блока средне-учащихся» и «Организации социалистического студенчества».

Самым крупным предприятием в городе был «Русско-балтийский» механический завод, эвакуированный из Риги в 1915 г. и укомплектованный в основном рабочими-латышами. Численность их была свыше 12 000, и, «они быстро заняли руководящее место в основной рабочей массе».

То обстоятельство, что на Таганрог наступали полки латышских стрелков, а в городе их ожидали тысячи рабочих-латышей, которые, как и их сородичи из армии Сиверса, не любили русских и ненавидели историческую Россию — является по сути дела ключом к пониманию феномена «вооруженного восстания таганрогских рабочих».

Начало боевых действий было положено нападением рабочих Котельного завода на караул, выставленный Школой прапорщиков у гарнизонного продовольственного склада, где хранилась мука, близ того же завода. В перестрелке был убит рабочий Яков Валиков. Рев заводских гудков послужил общим сигналом к восстанию. Его центром стал Русско-Балтийский завод, во главе стояли Стернин, большевистский активист, прибывший из Петрограда , и Росликов.

Соотношение сил не давало полковнику Мастыко возможности для активных наступательных действий. Взвод юнкеров с одним пулеметом занял оборону на вокзале станции Таганрог, другой взвод использовал в качестве опорного пункта обнесенное деревянным забором здание казенного винного склада (спиртозавода) по ул. Камышанской (ныне Социалистическая). Остальные два взвода укрепились в центре города, в зданиях Коммерческого клуба и «Европейской» гостиницы.

В ночь с 17 на 18 января анархист-коммунист Н. Ткаченко и с ним около 30 человек проникли по крышам сараев в подворье дома хлеботорговца Жеребцова по ул. Николаевской, 70 (ныне ул. Фрунзе), где под охраной команды увечных воинов находился склад оружия «разошедшегося по домам» Запасного Заамурского кавалерийского полка. Ткаченко с анархистами вырезали караул, нагрузили оружием прибывший с Русско-Балтийского завода автомобиль, отправили его обратно на завод. Через некоторое время озабоченный задержкой автомобиля, который должен был вернуться за новой партией оружия, Ткаченко стал звонить из дома Жеребцова на завод и торопить товарищей с отправкой машины. По-видимому, он был к тому времени уже изрядно пьян, т.к. не понял, что отвечал ему не «товарищ с Руссо-Балта», а офицер команды юнкеров, занимавших телефонную станцию. В дом Жеребцова был послан наряд, который взял 12 анархистов и транспортировал их в гостиницу «Европейская». Причем, как свидетельствует советский автор Г. Пономаренко , Ткаченко и еще четверо по дороге так и не пришли в себя. По версии Пономаренко — они были оглушены. По сохраненным устным преданием воспоминаниям современников — пьяны. Во всяком случае, трудно представить себе, чтобы отряд хорошо вооруженных анархистов, «пошедших на дело», мог быть «в одну минуту оглушен и связан» без единого выстрела. Взятые на месте преступления убийцы караульных инвалидов были приговорены военно-полевым судом к расстрелу и расстреляны в ту же ночь во дворе гостиницы. Этот расстрел советская литература именует «зверской расправой».

Второй день боев в Таганроге, 18 января 1918 г., ознаменовался большим ожесточением. Большевикам, осаждавшим склад, удалось поджечь запасы спирта, хранившиеся в его подвальных помещениях. Здание охватил огонь. По данным В. Е. Павлова в огне и при попытке прорыва из здания склада бывшие там юнкера, офицеры и гимназисты погибли все.

Оборона вокзала другим взводом Школы прапорщиков продолжалась 17, 18 и 19 января. В середине третьего дня осады большевики проявили «рабочую смекалку» : разогнав на привокзальных путях паровоз с двумя прицепленными к нему вагонами, наполненными «горючим материалом» — дровами, пустили его на перрон вокзала, с расчетом, что он разрушит здание. Расчет не удался. Паровоз на перрон выскочил, но стены вокзала не достиг. Атака красногвардейцев на «опешивших юнкеров» была успешно отбита.

Полковник А. П. Кутепов узнал о большевистском мятеже в Таганроге, по-видимому, только 19 января. На помощь юнкерам была переброшена 1-я офицерская рота 2-го офицерского батальона под командованием капитана Чернова . Ее 1-й взвод прорвался на вокзал. Наступать в центр города капитан Чернов, однако, не решился . Перед рассветом 12 января офицерский взвод и взвод Школы прапорщиков, взяв тела 5 убитых и забрав раненых, отступили на станцию Марцево, где соединились с 1-й офицерской ротой. Возможно, отказ от атаки в центр города был связан с надеждой на то, что по условию заключенного 19 января перемирия (об этом речь впереди) полковник Мастыко со своими людьми сможет беспрепятственно покинуть город.

Основные силы Школы прапорщиков, около 150 человек, ночь с 18 на 19 января. оставив здания Коммерческого клуба и телефонной станции (ул. Николаевская), сосредоточились в «Европейской» гостинице на ул. Петровской. По-видимому, утром 19 января к полковнику Мастыко обратились представители Таганрогского Совета и членов Войскового Правительства от Социалистических партий эсеров и РСДРП (м) с предложением о заключении перемирия. Авторы советских исторических работ с подозрительным усердием доказывают, что никаких условий перемирия большевики не принимали. «Предатели пытались остановить руку рабочего класса, когда он занес ее для смертельного удара по Калединщине. Выросший на целую голову выше соглашателей, таганрогский пролетарий отвырнул (так в тексте — А.Н.) жалкую попытку оборонцев помешать рабочим уничтожить контр-революцию» , — писал Губарев. Однако, о том, что большевики согласились на перемирие, прямо сообщает красногвардеец И. В. Замлянский: «После заключения перемирия я, будучи все время в бою, отправился в штаб» . Бывший в это время в отряде Кутепова капитан А.Ф. Долгополов пишет: «Убедившись, что юнкеров им не победить, большевики с радостью ухватились за предложение Комитета общественных организаций г. Таганрога о перемирии. Дабы не подвергать опасности мирное население и избежать разрушения города, Городская дума, Земский союз и другие организации предложили большевикам выпустить юнкеров из города с оружием в руках. Вначале большевики отвергли это предложение, а потом согласились»…

Рано утром 20 января полковник Мастыко с офицерами и юнкерами 3-й Киевской школы прапорщиков и добровольцами из учащейся молодежи Таганрога выступил из «Европейской» гостиницы, двигаясь по ул. Петровской, надеясь, согласно условиям заключенного перемирия, вывести своих людей из города. Колонна юнкеров прикрывала повозки с ранеными. На замыкающей повозке был установлен пулемет . На перекрестке ул. Петровской и Гоголевского переулка колонна была обстреляна большевиками с баррикады, перегородившей улицу и вынуждена была свернуть на Гоголевский. Отвечая ружейными залпами и огнем пулемета, отряд полковника Мастыко продолжил движение по Гоголевскому переулку до ул. Чехова . Если бы отряду удалось прорваться на эту широкую, выходящую на Мариупольское и Ростовское шоссе улицу, то он был бы спасен. Но этого не случилось. Отряд повернул с Гоголевского на узкую тупиковую ул. Кузнечную, которую, к тому же пересекала широкая, заросшая ивами и кустарником балка Черепаха. Именно здесь колонну поджидала засада красногвардейцев с пулеметами.

Отряд был скошен огнем. Раненых, около 50 человек, отвезли на Металлургический завод и живыми сожгли в коксовой печи . В тот же и последующие дни по городу прошли повсеместные облавы на офицеров и прочих «контрреволюционеров», из числа жителей Таганрога, которых убивали с крайней жестокостью
.

Tags: История. Таганрог
Subscribe

  • Совесть буксует

    Сегодня по ТВ, Россия-1 Ведущий говорит: "Многие страны Европы вынуждены объявить локдаун, ужесточить карантинные меры. Это и понятно, ведь…

  • Профанация

    Не очень приятно чувствовать себя дураком. Но я, к сожалению, довольно часто именно дураком себя и чувствую... Кто такой дурак? Это человек, не…

  • Пазл не складывается...

    Между тем интересная ситуация с коронавирусом складывается. Выходит так, что мы его без прививок победили? По прививкам Россия плетётся в хвосте…

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments