skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Таганрогское дело

Из книги Алексея Зуева:

1936 год. Таганрог

Начальник Таганрогского городского отдела НКВД капитан госбезопасности Евгений Баланюк получил из Ростова-на-
Дону телеграфное предписание начальника Управления НКВД по Азово-Черноморскому краю комиссара госбезопасности
Г. Люшкова негласно арестовать первого секретаря Таганрогского горкома партии Степана Варданиана.




Баланюк был крайне удивлен содержанием телеграммы.
Всего за день до ее получения он подробно докладывал комиссару оперативную обстановку в городе. Указаний и даже вопросов по Варданиану не было, так как в городском отделе не было никаких компрометирующих его данных.
За неделю до этого Е. Баланюк участвовал в проводах С. Варданиана в Москву, на крупное совещание партийно-хозяйственного актива. Первый секретарь связывал свою поездку с получением дополнительных материальных ресурсов для Таганрога. Особое место в его поездке занимала возможность встречи с народным комиссаром тяжелой промышленности С. Орджоникидзе для решения актуальных вопросов реконструкции металлургического завода и развития трамвайного хозяйства. Руководитель отдела НКВД знал и ценил организаторские возможности партийного лидера, верил в его способности вести за собой людей ...
Встречать возвращавшегося из Москвы С. Варданиана на станцию Марцево пришли руководящие партийные и советс-
кие работники Таганрога. Скорый поезд «Москва - Ростов» прибывал по расписанию.
Е. Баланюк приехал на вокзал несколько раньше. С ним было три оперативных сотрудника отдела - Олиферов, Мишин и Билькис, Присутствие четырех чекистов на малолюдном перроне могло насторожить, поэтому Баланюк отправил своих подчиненных в помещение линейного поста милиции, а сам присоединился к встречавшим Варданиана. Тревожное настроение не повидало его, более того, оно усиливалось по мере приближения поезда. Он не верил, что Варданиан является врагом народа. Чекист понимал, что информация по нему поступила в Ростов из Москвы. А что там произошло, неизвестно. Всего месяц назад народным комиссаром НКВД стал Н. Ежов. Многие чекисты, в том числе и Баланюк, предполагали, что новый нарком остановит волну репрессий, поднятую прежним руководителем НКВД Г.Ягодой.
Уже по первым ориентировкам Ежова стало ясно, что репрессии не будут остановлены. В периферийный орган, каким
был Таганрогский отдел НКВД, информация, как правило, приходила с опозданием и отличалась скупостью. Поэтому Баланюк хотел выяснить у самого Варданиана не только обстановку в Москве, но и что там произошло с ним. Но как это сделать?
Времени почти не было. Согласно предписанию, он должен направить первого секретаря в Ростов вместе с сопровождающими немедленно. Попробуй не исполни требование комиссара госбезопасности. То, что в телеграмме просматривалась рука Москвы, он уже не сомневался: не единожды прокрутив в голове всю ситуацию с Варданианом, он убеждался в необходимости мер по спасению секретаря горкома.


Варданиан спокойно вышел из вагона. Неожиданно для всех, и прежде всего для себя, Баланюк опередил встречавших и, взяв под руку Варданиана, пригласил его пройти в комнату милиции. В помещении он попросил оставить их наедине, объявил Варданиану об аресте и поинтересовался, в чем тот может быть виноват. Секретарь горкома удивленно ответил, что чист перед Родиной и партией и попросил немедленно связать его по телефону с секретарем Азово-Черноморского крайкома ВКП(б) Б. Шеболдаевым. Баланюк не имел права этого делать. Через несколько минут он приказал чекистам Мишину и Олиферову поместить Варданиана в уже находившийся на станции тюремный вагон и сопроводить его в Ростов.
Баланюк же, согласно телеграмме, обязан был провести обыск на квартире Варданиана. Проживал Варданиан в переулке А. Глушко, в отдельном доме, две комнаты в котором занимала его сестра с мужем. Собственной семьи секретарь горкома не имел.
Длившийся несколько часов обыск ничего не дал. Изъято было личное оружие и несколько книг бывших троцкистских лидеров, официально изданных в Советской России .

... Добытые во время обыска материалы не давали оснований арестовывать Варданиана. Ростовский комиссар Люшков это понимал. Но еще лучше он понимал, что результаты его действий ждет московское начальство. Он лихорадочно думал о своей судьбе, об опасности, грозящей ему лично. Он четко представлял, что новое руководство НКВД с легкостью обвинит его, комиссара госбезопасности 3-го ранга, в потере политической бдительности. А за то, что не раскрыл в Таганроге троцкиетско-зиновьевских террористов, могут арестовать и приговорить к расстрелу. Такие последствия он ощущал вполне реально, тем более что Центр требовал безжалостной чистки «врагов народа» и среди сотрудников НКВД.
Нужно было спасать себя. Врожденный природвый инстинкт самосохранения, помноженный на оперативное чутье, заставил комиссара принести в жертву кого-нибудь другого.
Кандидатура начальника Таганрогского отдела НКВД Баланюка подходила. Во-первых, можно списать, что это он прозевал...
Оставалось сломить волю Варданиана, добиться от него признательных показаний и взяться за Баланюка. Люшков чувствовал, что при Ежове репрессии будут еще сильнее, чем это делал предыдущий нарком Г. Ягода. При новом наркоме уже появились разнарядки - цифры с указанием числа людей, которых необходимо было арестовать, а затем либо расстрелять, либо отправить в лагерь.
Люшков не только знал, куда «метет новая метла», но, самое страшное, он морально был готов исполнять указания наркома Ежова: сажать, расстреливать.
Весомым козырем явилось то обстоятельство, что Баланюк не сразу препроводил Варданиана в арестантский вагон, а через полчаса, в течение которого о чем-то беседовал с ним наедине. Картина домысливалась ясная - подельник террориста обговаривал с ним линию поведения на допросах.
Tags: История. Таганрог
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments