skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Таганрог протестующий

Из книги Алексея Зуева, нач.таганрогского отдела УКГБ (1986-1991) (продолжение):


... 29 января 1989 года Таганрог посетил секретарь ЦК КПСС А.И. Лукьянов. По должности он курировал многие
вопросы, в том числе и работу правоохранительных органов.
В те времена это был серьезный визит. Поэтому и готовились к нему тщательно, тем более что его приезд совпал с днем рождения А.П. Чехова. -
По договоренности я встретил своего генерала на подъезде к городу и пересел в его удобный правительственный ЗИЛ
черного цвета. Там находился и начальник областного УВД, тоже генерал-майор. Еще не успев присесть, услышал в свой адрес нелестные эпитеты в связи с поездкой таганрожцев на съезд в Москву: «Как смел допустить? В справке ЦК КПСС по поводу съезда город Таганрог упоминается дважды. Хорошо, что они не натворили там ничего, а то бы тебе не поздоровилось».
Нужно иметь мужество, чтобы такие разносы выслушивать молча. Я был уверен в своей правоте, но мои аргументы звучали бы в данном случае как оправдание. Ситуацию попытался смягчить генерал из УВД: «А почему Вы не попросили помощи у наших ребят из милиции? Они бы не отказали Вам».
Я мысленно поблагодарил милицейского генерала за желание разрядить обстановку, но привлечения милиции к действиям членов общественного объединения в Таганроге, слава Богу, осознанно не допустили, т.к. в этом не было никакой необходимости. Хотя с руководством Таганрогского УВД А.П. Котовым, И.К Бондаренко, СА. Чубенко, В.И. Тягло мы обменивались информацией постоянно. Опытные профессионалы, они давали себе отчет в том, что устные окрики партийного руководства могут довести их до грани нарушения закона. Поэтому в нашем взаимодействии мы руководствовались одним: не навредить, четко отслеживая оперативную обстановку в городе. Именно поэтому в Таганроге политические события перестройки ни разу не переросли в нежелательные эксцессы. Чего не скажешь о других регионах, где представители правоохранительных органов занимались не свойственной им миссией. Впоследствии это бумерангом ударило по их репутации.
Мой начальник, видимо понимая все это, уже умиротворенно молчал, хотя сам, наверное, внутренне готовился выслушать в Таганроге нечто нелицеприятное от А.И. Лукьянова.
Но визит партийного секретаря завершился, ни о какой справке ЦК КПСС он ни словом не обмолвился: с интересом
посмотрел спектакль таганрогского театра, в лавке Чеховых - отведал именинного пирога и отбыл, поблагодарив всех, в том числе и меня.



... По мере осложнения политической обстановки в стране отношения между населением города - «неформалами» и
городским комитетом КПСС получали новое развитие, которое сложно назвать плодотворным. Партийные органы по-прежнему неуверенно шли на контакты с жителями города: мало чего хорошего виделось ими в перспективе. Стоит отметить, что ГК КПСС, следуя партийной дисциплине, вынужден был подчиняться воле идеологов из областного комитета, которые виновными в неблагополучной обстановке в Таганроге считали не ошибки партийной работы, а действия небольшой группы «неформалов», на коих «не могли найти управу» местные силовые структуры, и в первую очередь прокуратура и отдел КГБ.
Что-то зловещее было в этом выводе. На что он был рассчитан? На людей типа Люшкова, которые начнут уголовное преследование «неформалов» и станут выгораживать себя за счет других судеб? Идеологи областного комитета КПСС
были серьезно озабочены тем, что у них под боком, в Таганроге, существует несколько объединений граждан, желающих действенно изменить существующий застой.



В один из дней меня предупредили подготовиться для беседы по ситуации вокруг «неформалов» с главным идеологом
Обкома партии. Готовиться не было необходимости, так как я владел ситуацией, часто общался как депутат городского Совета со многими из них, приглашал их для бесед в музей городского отдела КГБ, давал интервью. Так, в течение двух часов беседовал с «неформалом со стажем», как называл себя корреспондент «Таганрогской правды» О. Щербина. Одно из таких интервью было опубликовано в «Таганрогской правде» от 19 сентября 1990 года, основанием для которого послужила т.н. «сенсация> журнала «Огонёк> о работе Таганрогского отдела КГБ. О. Щербина, известный своим острым критическим словом, разобрался в ситуации и объективно оценил работу нашего отдела, написав в газете следующее:
«Меня трудно заподозрить в симпатиях к КГБ. Как-никак «неформал» со стажем, а теперь - член Демократической
партии России. Мог бы воспользоваться случаем и рассказать что-нибудь затейливое о провокациях и слежке. Но, увы, не было этого. С партийными органами неприятности были и у всего «Гражданина», и у членов клуба. Но лично я ни разу не ощущал давления или пристального внимания КГБ. Так что сенсации не получится. Жаль только, что любимый многими журнал «Огонек» от сенсации не удержался».
Меня, признаюсь, порадовал опубликованный журналистом материал. Чуть позже в «Таганрогской правде» появилась еще
одна статья - «КГБ и демократия», автор которой В. Пиляев (я с ним не был даже знаком) так же аргументированно в пух и прах разбивал инсинуации против таганрогского отдела КГБ.
Это было приятно еще и потому, что доказывало: коллектив нашего отдела не стремился быть чьим бы то ни было «инструментом», мы выполняли свою главную работу, которую, кроме нас, в городе не мог выполнить никто - это разведка и контрразведка.




... К приезду в Таганрог для проведения профилактики представителей местной власти главный идеолог области решил
подготовиться специфично. Его, видимо, не убедили официальные отчеты, представленные ему собственными комиссиями:
руководитель одной из комиссий Обкома КПСС положительно оценил состояние работы с неформальными объединениями.
в Таганроге и рекомендовал распространить этот опыт.
Своеобразие подготовки к встрече вылилось в засылку в клуб «Гражданин» соглядатая-инкогнито.
В очередной вторник, в день работы клуба, одно из свободных мест в комнате, где проходили заседания, тихо заняла неизвестная молодая женщина. Представляться она отказалась, выступать тоже не имела желания. А ее и не заставляли - такое правило в клубе. Она внимательно слушала и тщательно записывала. А высказать свое мнение ей не мешало бы, ведь такая была у нее работа в Обкоме ВЛКСМ - выступать с лекциями, дискуссиями перед молодежью.
Ожидания пославших ее она не обманула: напористый отчет отразил уверенность идеолога в своей правоте о недопустимости вольного обмена мнениями. Здесь же были приведены эти мнения, специфично понятые комсомольским специалистом. Они и были «главными козырями» для речи секретаря Обкома, обращенной ко мне. Штамп финала его речи был известен как минимум с 1936 года, а именно: «У вас отсутствует политическая бдительность». Я уже так привык к этому своему недостатку, именуемому «отсутствие политической бдительности», что не стал и возражать, считая его уже своим достоинством. В ответ только показал оратору два фотоснимка, сделанных в один и тот же день. На фотографиях были изображены одинаковые стенды «Люди. События. Факты».
Большая разница между ними была в одном, но существенном моменте. Тот, что принадлежал клубу «Гражданин» с улицы
Свободы (периферийного заводского района), был переполнен материалами, а стенд ГК КПСС, расположенный в центре города у театра им. Чехова, был обезображен пустотой.



Вот и вся идеология. Здесь можно было бы прекратить все разговоры о политической бдительности, которая уже стала эталоном оценки человека, если бы не ... (э) талонная система по распределению продуктов питания, которая в это время охватила всю страну. Таганрогский горисполком постоянно информировал горожан через газету о том, что можно приобрести на один талон в месяц: сахар - 1,5 кг; мыло туалетное - 200 г; мыло хозяйственное - 1 кусок. Талонов на мясо у властей не было - по причине отсутствия мяса. Зато «политической бдительности» у партийного руководства было в избытке .
Конец в истории Обкома КПСС стал отчетливо виден уже через месяц, в августе 1991 года. Но история города Таганрога продолжается ...
В 1990-1991 годах в руководстве правоохранительных органов Таганрога про изо шли кадровые изменения - назначили другого прокурора, сменили руководителя милиции города.
Начальник городского отдела УКГБ в июле 1991 года оставил свой пост добровольно. Это были последние кадровые перемещения в городе, которые успел инициировать областной комитет КПСС.

Необходимое послесловие
Члены клуба «Гражданин»:
- А. Пименов - депутат горсовета 1990-1993 годов, возглавлял Комитет по экономическому развитию. С 1994 года за-
нимался бизнесом. Осужден. Наказание отбыл.
- Д. Новгородов - предприниматель, открыл первый в городе продовольственный магазин «Все есть», пользовавшийся
большой популярностью у горожан. Развил сеть магазинов.
Осужден. Наказание отбыл.
- С. Бидаш, депутат городской Думы созыва 1996 года, Законодательного собрания Ростовской области созыва 1998 года, генеральный директор ОАО «Шельф и КО», представлявшего собой многоотраслевой холдинг, успехи которого неоднократно отмечались в постановлениях правительства РФ. Благодаря компании «Шельф и КО» В 1993-1997 годах удалось остановить развал металлургического завода, который С. Бидаш впоследствии возглавил в 1998 году. Серьезное внимание он уделял перспективной модернизации завода. В 2004 году арестован, осужден. Наказание отбыл. День освобождения в 2010 году совпал с датой ухода с должности губернатора Ростовской области.
Клуб «Гражданин» прекратил свое существование.
P.S.
2009 год. Москва. Кремль. Георгиевский зал.
Из послания Президента Российской Федерации о борьбе
с коррупцией: «Одними «посадками» проблему не решить. Но сажать надо».
(Аплодисменты).
Tags: История. Таганрог
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment