skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Протестное движение конца 80-х

Из книги Алексея Зуева, нач.таганрогского отдела УКГБ (1986-1991)

1988 год. Таганрог


Начальник Таганрогского городского отдела Управления КГБ СССР по Ростовской области подполковник Алексей 3уев
получил неожиданное телефонное распоряжение начальника УКГБ СССР по Ростовской области на повышенных тонах.
Суть его в переводе на понятный язык сводилась к тому, что-бы заставить замолчать активистов городского общественно-политического клуба «Гражданин»,
Указание было прогнозируемым. Его неожиданность заключалась в том, что начальник Управления был хорошо осведомлён об обстановке в Таганроге, которая ему периодически докладывалась. Его гнев объяснялся поступившей из Москвы информацией о том, что на прошедшем в столице съезде лидеров так называемых «неформальных» организаций присутствовал и принял активное участие представитель таганрогского клуба «Гражданин». Причем - единственный представитель Ростовской области. Опять Таганрог отличился!
Встреча «неформалов» встревожила идеологов ЦК КПСС, так как молодые люди ставили под сомнение целесообразность однопартийной системы, сложившейся в стране и закрепленной в статье 6 Конституции СССР. В основном это и был весь "криминал".




Перестройка 1985 года и последующих лет выявляла серьезные изъяны в управлении страной. А поскольку
обязанность руководить государством закрепили за собой ЦК КПСС с Политбюро и Генеральным секретарем, то становилось очевидным, с кого нужно спрашивать за недостатки. Но дряхлеющий аппарат хотел найти других виновных. Найти с помощью испытанных инструментов, коими являлись армия и правоохранительные органы. Однако идеологами не был учтен фактор времени. За 50 лет, в сравнении с тридцатыми годами, страна изменилась, стала совершенно другой, так и не познанной ее руководителями.


... В 1988 году в СССР насчитывалось более 60 тысяч общественных самодеятельных объединений и клубов. Неформальное движение - это вполне естественная реакция населения на недемократичность и закостенелость партийного аппарата и других властных структур. Новые условия требовали, прежде всего, обновленного мышления, отказа от стереотипов. Работа с «неформалами» предполагала регулярные встречи с ними, откровенные дискуссии по острым вопросам изменения сложившегося жизненного уклада в стране, перспектив перемен. В принципиальных разговорах должны были выявляться плюсы и минусы перестройки. Для этого партии нужно было коренным образом изменить формы и методы работы с массами. И самое главное, партийные функционеры, прививая населению высокую политическую культуру, сами должны были проявлять необходимые умения думать и убеждать.
Увы. Замкнутость на властных формах правления сыграла с ними роковую роль. Привыкший к заранее подготовленным
выступлениям и аплодисментам мозг ЦК уже не срабатывал в новой политической и нравственной атмосфере. Он уже не
отвечал даже рекомендациям В.И. Ленина о «сохранении руководства всем движением не силой власти, а силой авторитета, силой энергии, большей опытности, большей разносторонности, большей талантливости».
Ленинский совет был предан забвению, а очевидные изъяны управления, которые в жизни страны стали чаще выливаться в различные формы неповиновения, серьезных межэтнических конфликтов, руководство страны стало закрывать, принося
в жертву сотрудников правоохранительных органов, Иногда для этой цели жертвовали и партийными работниками ...

... Политклуб «Гражданин» возник в Таганроге вполне естественно: существует такая потребность людей - общаться, обмениваться мнениями. Спектр интересов в клубах разнообразен - музыка, живопись, литература и пр. После 1985 года прибавилась новая тема - политика. Не та, что идет по директивам из Центра, а та, которая касается каждого и направлена, в конечном счете, на улучшение качества жизни.




В этом и была особенность клуба «Гражданин», возникшего по инициативе снизу, а не по указанию свыше. Требовалось уважение к мнению горожан, которое, к сожалению, игнорировалось многие годы. Особенно это проявилось в то время, когда к нам в город для встречи приехала небольшая (15 человек) группа молодых людей - «неформалов». Называли тогда их так, скорее всего, потому, что они не входили ни в какие официально зарегистрированные клубы, они просто хотели открыто общаться в неформальной обстановке: нормальная установка нормальных людей. Они были готовы и официально зарегистрироваться. Молодые люди обсуждали необходимость перемен в советском обществе, что пугало партийных функционеров.
Поэтому в какое бы помещение они ни пришли для проведения собрания, перед ними закрывались все двери пустующих в летнюю пору залов, несмотря на то, что предварительные договоренности использовать помещения для встреч у них были.
Тогда молодежь приняла решение идти в городской сад, на маленькую летнюю киноплощадку в конце парка, где были только примитивные скамейки. Пока они проделывали неблизкий путь от Большого актового зала радиотехнического института, работники парка уже заканчивали покраски скамеек.
Смеялись все ...
Клуб «Гражданин» был создан на базе городского Дома культуры (директор Ольга Николаевна Зуева) наряду с другими
клубами и творческими коллективами ДК. Заседания проводились еженедельно по вторникам, с 18 часов. Туда мог прийти любой желающий присутствовать и даже выступить. Для наглядной агитации городской комитет партии предоставил клубу свой пустующий стенд «Люди, события, факты» на пересечении ул. Свободы и 10-го переулка. Постоянно обновляемый стенд пополнялся за счет материалов из центральных, областных средств массовой информации и событий из жизни города. Причем по характеру изложения это были не только вырезки из газет, а зовущие к взаимодействию обращения.
Так, клубом был организован сход граждан по вопросу восстановления Никольской церкви - храма времен Петра Первого, который в советский период использовался под мебельный склад. Трансляция собрания со сцены Дома культуры велась на улицу Ленина, так как и один из самых больших зрительных залов в городе, и обширные фойе первого и второго этажей ГДК не вмещали всех, кого задевал поднятый «Гражданином» вопрос.

На информационном стенде характерными призывами были следующие:
- «Поможем восстановлению Никольской церкви» (с указанием счета для поступления пожертвований);
- «Очистим от мусора старое кладбище - (городской некрополь времен пребывания в городе Александра 1»>;
- «Отработаем Ленинский субботник 22 апреля не в цехах, а наведем порядок на набережных города»;
- «Будет ли кто-нибудь отвечать за нарушения при проведении выборов?»:
- «Поддержим позицию кандидата в народные депутаты СССР Б.Н. Ельцина».
На стенде можно было прочесть знаменитую газетную статью «Королевские охоты», в которой показана неприглядная забава партийных функционеров. К слову, эта статья выглядит невинной по сравнению с незаконной охотой с вертолета на занесенных в Красную книгу архаров, закончившейся трагически 9 января 2009 года на Алтае, когда погибло 7 человек и в их числе полномочный представитель Президента России в Государственной Думе. Охота на архаров, как и «Королевские охоты» двадцатилетней давности, по случайному совпадению состоялись в разгар кризисов в стране.
Актив клуба «Гражданин» не возражал, чтобы на их собраниях присутствовал работник горкома партии. И действительно, их постоянно опекал вниманием назначенный для этой цели инструктор.
Однажды члены клуба почти в полном составе приняли предложение начальника горотдела КГБ А. Зуева и встретились с секретарем ГК КПСС по идеологии. Перед встречей обе стороны чувствовали себя неуверенно. Зато после нее все участники испытывали удовлетворение от общения. Более того, представители «Гражданина» высказали, а после письменно изложили свои предложения для готовившейся в Москве XIX партийной конференции. Впоследствии сработала и обратная связь - им пришел ответ о том, что их мнение учтено при выработке решений партийной конференции. Одинаково радовались этой информации как в клубе, так и в горкоме КПСС.

... В январе 1989 года в Москве опять наметили встречу лидеров "неформальных" объединений, пригласив и представителей таганрогского клуба «Гражданин». Из Управления поступает настойчивая рекомендация сделать все необходимое, чтобы поездка в Москву стала невозможной. Звонивший из Ростова сотрудник, видимо, заранее знал вопрос, который я ему задам: «На каком основании не пускать?», поэтому сразу же дал мне ответ: «Основание будет. Ждем телефонограмму из Москвы».
Долга ждать не пришлось. Телеграмму подписали: генеральный прокурор, министр внутренних дел и председатель
КГБ. Документ был составлен кратко и грамотно, не нарушая принципов социалистической законности. Еще бы. Ведь одно дело - по телефону давать указания, от которых потом можно отказаться, и совсем другое дело - письменный документ.
Руководители правоохранительных органов кратко описали ситуацию о встрече «неформалов» в Москве и рекомендовали «не допускать выезда на данный форум лиц, вынашивающих экстремистские, террористические и другие уголовно наказуемые намерения».
Все понятно. Ответ был тут же готов и сразу направлен в Управление - «Среди жителей Таганрога, планирующих поездку в Москву на съезд «неформалов», лиц, вынашивающих экстремистские, террористические и другие уголовно наказуемые намерения, нет».
Ответная реакция не заставила себя долго ждать. И если в подобном случае в 1936 году начальника Таганрогского отдела НКВД Баланюка попрекнули потерей политической бдительности, а потом арестовали, то в 1989 году начальнику
Таганрогского отдела КГБ досталось только первое, зато многократно повторенное. Руководящий прессинг нарастал, следовали советы-упреки, как не пустить в Москву: заставить по месту работы отменить выезжавшим отпуска, железнодорожным кассам не рекомендовать продажу им железнодорожных билетов и т.п. Причин отменить отпуск работнику в январе не могло быть. Да и уехать в зимнюю пору из Таганрога в Москву проще простого - никаких очередей, у касс пустынно. Путь на Москву был открыт.
Спустя некоторое время к нам поступила информация о скандальном характере съезда «неформалов» в столице.
Такой накал возник из-за множества препятствий, которые чинили на местах сотрудники правоохранительных органов.
Многим так и не дали отпусков, отгулов; другие так и не приобрели билетов. А одного «неформала» с билетом не пустили даже к трапу самолета. Трудно было осуждать действия коллег: возможно, среди недопущенных к выезду в Москву действительно были экстремисты или террористы.
Оказалось, что нет. Все это отразилось на авторитете органов безопасности.
Tags: История. Таганрог
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments