skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Вспоминает Павел Бутков

Прибыв в гостиницу в Ростове, мы вечером поужинали вместе с Сашей, и я решил передать ему свою книгу, надписав ее: «Моим землякам». Дальше я написал о том, что мы всегда стремились помочь нашим исстрадавшимся землякам, и я никогда не забывал своего родного города Таганрога. Сначала я думал передать мою книгу «Наша борьба за Россию» в Чеховскую библиотеку в Таганроге, но, побывав там, решил пока ничего туда не передавать.
На следующий день мы условились поехать в Азов по Дону на теплоходе «Восход». Мне хотелось повидать эти исторические места и прокатиться по Дону и Азовскому морю, а также позвонить той женщине, которая дала мне свой телефон, будучи у нас в церкви Св. Владимирского храма в Нью-Джерси.



Утром Миша подвез нас на автобусе к причалу «Тихий Дон», откуда отходят все эти «Восходы» и «Молнии>.'> на Азов. Было прекрасное солнечное утро 14 сентября 1998 года, когда мы подъехали к огромному причалу, который выглядел как пристань на широком и полноводном Тихом Доне. Такую красоту я видел впервые в своей жизни. Здесь Дон разливается, и ширина его доходит до нескольких километров. На пристани было совсем мало народу, и по реке почти не было движения.
Потом уже мы встречали много барж, которые направлялись, главным образом, с юга на север и, как нам сказали, перевозили нефть.
Было приятное утро, солнечные лучи скользили по небольшим волнам широкого, убеленного сединами красавца Дона.
Моторные быстроходные лодки очень удобные и хорошо сделаны внутри: прекрасные, обитые мягким сиденья, два этажа - внизу закрытый, а наверху вроде небольшой палубы. Мы предпочли сидеть спереди у застекленных окон, откуда открывается прекрасный вид Дона и его берегов. я все снимал на видеокамеру и привез эту красоту в Павловское.
Мы скользили по тихой, широкой, зеркальной воде Дона с невероятной быстротой, казалось, что летим над водой. Так мы пролетели под грандиозным мостом, который разводится, когда проходят большие баржи. Интересной была встреча с парой средних лет, хорошо одетой. У мужчин тоже была небольшая видеокамера. Мы разговорились, и оказалось, что они из Сибири, кажется из Воркуты, где невероятные холода. Они ехали в Азов, чтобы купить себе квартиру.
Южнее от среднего течения Дона отделял ось много рукавов.



На одном из рукавов мы повернули к небольшому причалу, и на наш теплоход сели совсем простые, с котомками, по-видимому деревенские жители. Меньше чем через час мы причалили к довольно примитивному дощатому причалу. На высоком берегу стояло довольно большое, старого типа здание, на крыше большими буквами надпись: «Азов». При выходе с лодки, так же как и на Ростовском причале, здоровенный мужчина среднего возраста, в безрукавке, с большим крестом на груди, подавал каждому руку, помогая сойти на причал.
Солнце грело довольно сильно. Я снял пиджак и остался в белой рубашке с длинными рукавами, в которой было жарко, но, к сожалению, я из США не взял с собой безрукавок (нас предупреждали, что в Петербурге и Москве уже не так тепло, но мы не ожидали, что на юге будет такая разница в климате).
Наша Ольга Ивановна, которая бывала в этих краях в это время года, была одета по сезону. Моя Любаша тоже сняла свою жакетку и осталась в легкой блузочке. Мне же пришлось париться.
Когда мы зашли за здание Азовского причала, то слева увидели красивый памятник-корабль. Дальше мы поднялись вдоль красивой аллеи, которая ведет к длинному памятнику героям-донцам; они брали Турецкий вал под водительством Петра Великого. Турецкий вал - это высокая земляная стена-преграда перед входом в район города с высокими воротами в ней.
Мои дамы, Любовь Павловна и Ольга Ивановна, с таким энтузиазмом поднимались к Турецкому валу, что я отставал от них, но все же успел их снять у этого исторического памятника казакам-героям, которые приступом взял у турок этот вал.
Потом я говорил, что мои дамы взяли приступом Турецкий вал. Когда мы подошли к воротам вала, какой-то местный казачок попросил меня, чтобы я его снял. Я с удовольствием это сделал, спросив его, откуда он? Он бойко ответил, что с хутора Рогожино, который тут недалеко. Эта встреча с молодым представителем исторического и геройского казачества Азова была очень приятной.
Через ворота мы вошли в черту города с крутыми, поднимающимися вверх улочками; по обеим сторонам стояли небольшие старинные домики, довольно запущенные, с садиками и заборчиками из камней. Возле некоторых домов трудились хозяева.
Подъем к Турецкому валу и крутые улочки утомили нас под жарким полуденным солнцем. Нам очень хотелось пить, мы были голодны. Когда мы подошли к концу улочки, то появились довольно приличные особнячки с надписями различных страховых компаний, а затем перед нами выросло многоэтажное красивое здание на возвышенности с надписью: «Гостиница Азов». Мы очень обрадовались и поторопились подняться по лестницам к этой гостинице, думая, что там найдем, что поесть и попить. Перед самым входом в гостиницу красивый цементированный подъезд с широкими, застекленными, красивыми дверьми. Вид настоящих подъездов европейских гостиниц, что нас очень обрадовало.
Но, к сожалению, когда мы вошли внутрь и спросили, есть ли ресторан, нам ответили, что ресторан сегодня закрыт - был понедельник. Мы, было, отчаялись, но какая-то женщина сказала, чтобы мы прошли внутрь, там, возможно, работает буфет.
Мы рванули туда и, к нашему счастью, увидели красивое место со столиками, накрытыми скатертями, а вдоль длинных стенок - буфет со всевозможными закусками и питьем. За стойкой буфета стояли две очень миловидные женщины: одна совсем молоденькая блондинка, очень накрашенная, другая, как мы потом выяснили, ее мать, но без косметики на лице, которая нам сразу сказала, что есть домашний борщ. Мы сразу же попросили борща, а на столах уже была поставлена вода в бутылках, что было очень кстати. Нам дали меню с разнообразными мясными и рыбными блюдами, но мы с нетерпением ожидали борща, который незамедлительно появился. С тарелкой в руках появилась средних лет, приятная, высокая и стройная блондинка, я не выдержал и подошел к ней, взяв из ее рук красивую в цветах тарелку, до верха полную пахучим. горячим, красным борщом. Когда я попробовал первую ложку, то узнал изумительный вкус наваристого борща, который знаком мне всю мою сознательную жизнь. Моя мать особенно умела готовить такие типично казачьи борщи, которые она научилась варить по семейной казачьей традиции в Новочеркасске - столице донских казаков, где она выросла. От борща мы все просто ожили, забыв про жару и усталость. Это был для нас праздник. После него мы уже и не знали что заказывать, но еще чувствовали голод, и каждый из нас заказал по своему вкусу второе блюдо.



Пока мои дамы сидели за традиционным мороженым, я созвонился с женщиной, которая дала мне свой телефон. Она
сразу же меня вспомнила и сказала, что приедет в гостиницу. Ожидать ее пришлось недолго, так как ее зять - местный милиционер - привез ее на милицейской машине. Мы встретились как старые друзья. Оказывается, эта женщина жила у своих родственников в Нью-Джерси и там некоторое время работала, но прихворнула и решила вернуться к своей дочери в Азов. Она передала моей Любаше подарки для своих родственников (хорошо, что небольшие, и мы их без затруднений привезли и передали ее родственникам в нашей же церкви после богослужения).
Мы вышли из гостиницы и по крутым лестницам спустились к берегу Азова, где находился пляж. Жаркое солнце нас донимало, и мы решили отдохнуть на единственной, как мы заметили, лавке под небольшим деревом. Лавка была довольно широкой, и мы с Любашей поместились на ней «валетиком», чтобы немного после сытного обеда прикорнуть. Ольга Ивановна, как верный друг, села на бревнышко недалеко и охраняла нас. Люди мимо ходили на пляж, который расположен на разливе мелководного Азовского моря, некоторые ловили рыбу; здесь же гуляли с большими собаками, которые с удовольствием купались в воде.
Подремали мы недолго - нужно было идти к причалу «Азов», куда должна была подойти «Стрела». Эти быстроходные лодки курсируют по расписанию между Ростовом и Азовом, и мы знали точно, когда она должна была подойти. Мы же с этой прогулкой к пляжу и нашим отдыхом не рассчитали, что довольно далеко отклонились от причала и нам нужно было в жару опять подниматься по крутой лестнице, чтобы пройти через ворота Турецкого вала и выйти к причалу. Но с передышками мы осилили это расстояние, вовремя пришли к причалу и даже смогли купить очень вкусное пиво «Волжское». Там все нам стоило так дешево, что стыдно было платить такие гроши. В гостинице, в буфете, мы решили дать на чай не меньше стоимости всего нашего обеда, что, по-видимому, очень нужно было хозяйке, которая стыдливо нас благодарила.
На причале ожидали самые разные люди. Сразу было видно, что везут на базары Ростова различные овощи и даже козликов.
Были и на вид более интеллигентные пассажиры, по-видимому с местных предприятий.
Обратно мы так же неслись по широкому Дону, вдали лишь мелькали низкие берега, где было много скота, который стоял прямо в воде. Все эти живописные картины я смог запечатлеть моими аппаратами довольно удачно.
Прибыли мы к ростовскому причалу «Тихий Дон» ровно по расписанию. Там нам подавал руку тот же плотный и здоровый усатый казак, с большим крестом на груди, и всем говорил: «С Богом», что было для нас очень приятно слышать. Наш Миша, который тоже знал расписание, прибыл на своем автобусе очень скоро после того, как мы вышли на причал. Было очень красиво: яркие косые лучи садившегося солнца над широкими, тихими водами Дона.
Итак, кончился еще один незабываемый день в моей жизни, который напомнил мне о красоте дорогих и родных мест, о величии духа нашего народа в историческом прошлом.
В гостиницу мне позвонили несколько человек, которые с удивлением спрашивали, куда я пропал. Они усиленно приглашали нас к себе, чтобы ближе познакомиться. Но я предпочел всем этим приглашениям нашу долгожданную поездку по Дону, по Азовскому морю, к историческим местам, где Великий Петр побеждал врагов молодой России и создавал первый Российский флот.



На следующий день, 15 сентября 1998 года мы все решили побывать в столице донского казачества Новочеркасске, где жили Ломакины - семья моей матери. Мой отец учился в Новочеркасской духовной семинарии и затем был посвящен в одном из лучших и величайших соборов не только Дона, но и России - Свято- Вознесенском войсковом кафедральном соборе, в котором и я был крещен.
Наши друзья из США, которые провели два дня в Ростове у своих знакомых, ничем интересным не могли поделиться с нами и сказали, что были в роскошных домах местных бизнесменов и их обильно угощали, включая икру, и они видели в бассейне живых крокодилов.
Из нашей гостиницы мы выехали пораньше, чтобы лучше познакомиться с историческим городом - столицей донского
казачества. Новочеркасск отстоит недалеко от Ростова, всего около часа езды. Был прекрасный, солнечный, теплый день.
В автобусе мы все расселись поудобнее, занимая двойные места, чтобы не было так жарко. Я устремился взглядом в родные дали типичной южной русской равнины, и вдруг Любаша громко крикнула: «Смотри, Павлуша! И я увидел с правой стороны дороги длинную, огромными буквами на низкой вывеске надпись: «НОВОЧЕРКАССК». Я невольно закричал: «Ура!» и перекрестился.
По нашей программе мы вначале должны были посетить исторический Донской кадетский корпус имени императора
Александра III, который функционирует уже несколько лет.
Я вез от моего друга детства Кости большую фотографию его отца - генерала казачьих войск, который снят во время парада в болгарском городе Пловдиве. Этот парад донских казаков принимал известный казачий генерал Лобов, он же был крестным отцом моего друга Кости, а его племянник, который тоже стал генералом, в Новочеркасске стал преподавателем кадетского корпуса.

После расспросов прохожих наш шофер въехал в большие ворота, где находились длинные, казенного образца, двухэтажные здания, в которых располагался кадетский корпус. Нас провели в канцелярию начальника училища. В небольшой комнате за письменным столом сидел плотного сложения, средних лет круглолицый человек, одетый по-домашнему. Это был полковник, начальник кадетского училища. Он встретил нас любезной улыбкой, поздоровался за руку. За столом с ним сидела еще одна пара: пожилая женщина и мужчина с проседью. Эта женщина оказалась из Аргентины, а мужчина, ее племянник, из Ростова, куда она приехала с визитом. Когда же я сказал, что я
жил в Аргентине и назвал ей свою фамилию, она сейчас же меня вспомнила по моим радиопрограммам на Национальном
аргентинском радио. Потом она рассказала мне о многих людях, которых я знал. Полковник выслушал мою информацию, в которой я кратко рассказал о себе. я передал ему большую фотографию от моего друга Кости, на которой снят его отец.
Эту фотографию я привез племяннику Лобова, но, к сожалению, племянник (тоже генерал) болен, лежит с сильным сер-
дечным приступом, и я его не мог увидеть. Но когда мы уходили, он позвонил и сказал мне, что знал о моем приезде, очень извинялся, что не может меня видеть, и благодарил за ценную фотографию. Племянник хотел знать все, что случилось с его дядей-генералом в Болгарии, когда вошли большевики в 1944 году.
Как мне говорил мой друг Костя (ему все сообщили о судьбе этого человека), он был сослан в лагеря Сибири и, отбывая там 10-летний срок, скончался.
Tags: Бутков, История. Россия, История. Таганрог
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments