skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Category:

Вспоминает Павел Бутков

В Линц мы прибыли вовремя, до разгрузки эшелонов. Нас ожидали генерал Боярский со своим адъютантом и моим старым
другом князем Кубековым. Генерал Боярский как всегда петушился и называл Сашу «сынком». Первым пришел эшелон с
офицерской школой; затем прибыли и другие. Все части выгружались и строились в колонны. Наступал вечер. От Дуная тянуло сыростью. Генерал Трухин решил устроить смотр войскам. Весь штаб занял место за мостом, через который проходили подразделения РОА. Направление было на север, на чешский город Будвайс, куда должна была подойти и 1-я дивизия. Этот ночной парад я и сейчас ясно себе представляю. Первой шла офицерская школа. Проходя мимо членов штаба и генерала Трухина. курсанты, прекрасно держа равнение и четко отбивая шаг, пели марш РОА:

Отступают небосводы,
Книзу клонится трава -
То идут за взводом взводы -
Добровольцы из РОА.


Во мраке ночи это было потрясающее зрелище. Сотни жителей, австрийцев, несмотря на поздний час, вышли посмотреть.
Многие австрийские женщины плакали, причитая: «Майн либе Готт> А над седым Дунаем, как вызов врагу, лилась песня тех же сынов Великой России, которые всегда бесстрашно ходили против врага своей Отчизны, не щадя своей жизни!

Шаг ровней и тверже ногу,
Грудь вперед, тесней ряды.
Все мы русские солдаты
Счастье Родине несем!




Это был незабываемый момент в моей жизни. Я гордился тем, что я русский. Я стоял с моим сердечным другом князем Кубековым и думал: счастлив тот, кто посетил сей мир в его минуты роковые! Да, все были готовы умереть и шли на смерть, как ходили наши славные предки за Русь.
у нас была возможность идти на соединение с казаками в Австрийские горы, к приехавшему к нам от казаков генералу Конанову, или в Италию, где было огромное скопление казаков с семьями во главе с генералами Красновым, Домановым и Шкуро. Под командованием немецкого генерала фон Панвица была целая казачья дивизия, хорошо вооруженная, которая уже вела бои с красными в Венгрии и на австрийской границе. Можно было уйти к сербскому партизану Дражо Михайловичу, 'который боролся против титовских партизан, и, наконец, в Русский корпус, который был в Югославии и который должен был соединиться с нами, но находился где-то в неизвестности. И как мы до этого ни старались связаться с Дражо Михайловичем, ничего не вышло. Мне было дано даже специальное поручение, чтобы в Вене через немецкие штабы связаться с ними, но в то время никакой немецкий штаб не имел связи даже со своими отступаю-
щими частями из Югославии.



Мне запомнился казак, генерал Конанов. Это был моложавый, среднего роста, с рыжими усиками воин. Он мне напоминал настоящего донского казака со смелым и открытым лицом, которых я встречал не раз у Дона и в казачьих частях. Командуя в Красной Армии казачьим полком, Конанов со всем полком перешел к немцам и стал ненавистным врагом красных. Сначала он был под начальством немецкого генерала фон Панвица, а потом стал сам командовать казачьей дивизией. Его казаки очень любили и верили ему. Когда казачьи части были преданы англичанами, генерала фон Панвица хотели отослать в немецкий лагерь военнопленных, но он заявил, что он командовал казаками и что
он с ними и разделит их участь. Он был вместе с другими казачьими генералами и офицерами казнен в Москве. Это пример действительно настоящего рыцаря чести, у которого нужно было бы поучиться тогдашним победителям.



Наш штаб с генералом Трухиным все ожидал прибытия генерала Власова. Но его так и не было. Несмотря на то что
наша группа войск была переброшена эшелонами, американцы продолжали нас настигать. Наш штаб уже был на террито-
рии Чехословакии, на станции Каплиц, а севернее по дороге на Будвайзер расположились части 2-й дивизии, офицерская школа и другие. Генерал Шаповалов (он должен был командовать 3-й дивизией) поехал искать генерала Власова, а генерал Трухин со штабом решили послать парламентеров к американцам, которые находились от нас довольно близко. Выполнение этой деликатной задачи возложили на генерала Асберга, полковника Позднякова и меня как адъютанта Асберга. С нами в качестве переводчицы отправлялась также жена Позднякова Нина Сергеевна, очень красивая дама, из хорошей русской семьи Смирновых из Прибалтики. С нами также был наш шофер Трутнев. Я ничего не знал об этом задании, пока мне не сказал Саша Кубеков, что меня отправляют в очень опасное, но очень важное задание. Он меня перекрестил и спросил, что передать семье, если со мной что-либо случится. Я же ответил: «Что будет, то будет».
Я вспомнил в тот момент одну трогательную историю: в походе из Мюнцингена генерал Трухин рассказал мне, что во время моего отсутствия он спал у меня на кровати. Оказывается, в этой всей суматохе я забыл снять с кровати свою иконку - благословение моей матери с надписью «Спаси И сохрани». Генерал Трухин вынул из внутреннего кармана эту иконку и отдал мне. Это было очень трогательно, и я еще больше стал уважать этого настоящего русского генерала.
В бумагах, которые мне передал генерал Асберг и которые я вез с собой, было изложено следующее: генерал Асберг, полковник Поздняков в сопровождении адъютанта поручика Буткова следуют в расположение союзных англо-американских
войск с предложением о переходе частей РОА на сторону союзных войск. Комитет освобождения народов России заявляет, что войска Русской освободительной армии не ставили своей целью вооруженную борьбу против союзных англо-американских войск, и поэтому все части РОА при всех условиях ни в какие боевые столкновения с англо-американскими войсками входить не будут. Текст полномочия написан был по-французски. Подписали генерал Трухин, как член президиума Комитета и как заместитель главнокомандующего войсками РОЛ, члены комитета генерал Меандров, генерал Боярский, доцент Музыченко и доцент Гречко.
Мы выехали со станции Каплиц вечером 4 мая на Хохенфурт и Киршлаг с расчетом к рассвету 5 мая оказаться в расположении американских войск. В нашей машине генерал Асберг (в генеральской форме) сидел рядом с шофером Трутневым. Я сидел рядом с Ниной Сергеевной, а с другой стороны - ее муж, полковник Поздняков. Мы въехали в лес ночью. Пробираясь по склонам долины, мы с Поздняковым старались уловить шум американских танков. Вскоре мы снова выехали на дорогу и поехали медленно. На одном из поворотов мы очутились перед «гастхоф»: попросили комнату для ночлега. Там были немцы. Они ничего не знали о продвижении американских войск, но говорили, что всюду по дороге стоят немецкие «панцерфаустники> (противотанковое оружие). В нашей комнате было несколько кроватей. Мы сняли сапоги и принялись обсуждать создавшееся положение: как действовать дальше? Продолжать ли ехать по дороге,
рискуя получить сзади в машину «панцерфауст> или же пробираться через лес пешком? Спор шел между генералом и полковником Поздняковым. Поздняков был очень раздражен. Худощавый, высокого роста, лицом похож на англичанина, в ботинках с обмотками вместо сапог, он без остановки курил и слова цедил сквозь пожелтевшие зубы. Спор их не унимался. Я предложил им, что пойду к американцам один и передам им наши условия.



Неожиданно для меня Нина Сергеевна твердо заявила, что пойдет со мной, а генерал с полковником пусть остаются здесь. Такое предложение вывело генерала из терпения. Он заявил: «Тебя, Бутков, одного Я никуда не пущу». Тогда Поздняков заявил, что нужно всем сейчас же ехать дальше. В эту темную ночь было трудно разглядеть, кто едет. Генерала в форме я попросил сесть на мое место, а сам сел рядом с шофером. Я потребовал, чтобы шофер слушал мои указания. Вскоре показался большой дом с флагом Красного Креста. Генерал хотел было остановиться, я ответил «хорошо», а сам приказал шоферу жать на все педали полным ходом. Мы благополучно промчались мимо этого дома,
наглухо закрытого, летели дальше не останавливаясь. Я ожидал, что немцы вот-вот пустят в нас «панцерфауст», но все прошло благополучно. На рассвете мы увидели в стороне справа какие-то белые постройки с белыми флагами, и решили, что где-то близко американцы.
Мы решили, что эти дома среди полей принадлежат какому-нибудь крупному фермеру - бауеру. Было решено заехать к нему и привести себя в порядок перед встречей с американцами. Мы направились по красивой проселочной дороге, которая привела нас к высоким воротам крепостного типа. Мы вышли из машины и принялись стучать в обветшавшие деревянные ворота, но никто нам не отвечал. Колыхался лишь на ветру укрепленный на одной из стен белый флаг. Я осторожно нажал щеколду, приоткрыл один створ и проник во внутренний двор. Не было видно никаких признаков жизни - ни кошки, ни собаки. В глубине двора темнела входная дверь. Это когда-то красивая, облупившаяся дверь легко открылась. «Есть кто тут?» - крикнул я по-немецки. Мой голос только отдался эхом в пустующем доме. Тогда
мы все вошли в обширную прихожую и принялись искать какую-нибудь ванную комнату или умывальник. Мы бродили по
большим, когда-то богато обставленным комнатам и залам с лепными и узорчатыми потолками, со следами снятых картин и с нишами, где раньше стояли, по-видимому, красивые фигуры или статуэтки. Вдруг где-то наверху послышался шорох. Все насторожились. Я мигом положил правую руку на рукоятку моего «вальтера> и стал подниматься по широкой лестнице на верхний этаж.
Дойдя до верха, я увидел фигуру человека. Это был мужчина среднего возраста, заспанный и испуганный. Он нас разглядывал, не зная, вероятно, на каком языке с нами объясняться. Смесь немецкой формы с какими-то непонятными эмблемами его явно смущала. Заговорив с ним по-немецки, мы узнали, что он венгр.
Он поселился на этой оставленной ферме, чтобы дождаться конца войны. «А где же теперь американцы?» - спросил я его. Он ответил, что отдельные американские танки уже подходили сюда, но что их главные силы находятся за селом Леопольден, которое занято сейчас бывшими французскими военнопленными. Это нас насторожило, ведь французы могли принять нас за немцев и сейчас же расправиться с нами. Но у нас не было другого выхода.
Приведя себя немного в порядок и прикрепив к машине белый флаг, мы поехали в направлении этой деревни Леопольден. Как только мы въехали на широкую улицу этой деревни, нашу машину со всех сторон окружили французы в шинелях и все давно не бритые. Можно было подумать, что нас обступила шайка разбойников.
Tags: Бутков, История СССР, война
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments