skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Вспоминает Павел Бутков

БЕЛГРАД - ВЕНА - БЕРЛИН
Болгарское военное министерство дало нам право выбора паспорта, и вся моя семья получила Нансеновские паспорта, что было очень мудро, так как потом ни Советы, ни болгарские коммунисты не могли ничего сделать против нас - мы имели свободное право выезда в другие страны. Те, кто выезжал с последним эшелоном, могли с собой брать оружие для защиты, так как по дороге в Югославию нападали титовские партизаны. Поэтому у нас с братом были советские автоматы Дегтярева, с запасными дисками, каждый в 72 заряда. Это нам очень пригодилось, так как по дороге до Белграда нас атаковали партизаны, и мы с братом смогли с двух сторон очень удачно отвечать этим партизанам.
В Белграде остановка была лишь на несколько часов, и мы смогли повидаться с некоторыми русскими и молодыми «кор-
пусниками», которые пришли узнать, что происходит в Болгарии. Дальше поезд направился на Будапешт и затем в Вену. Мы прибыли на венский вокзал, он был огромным, с крытыми стеклянными навесами. Здесь собралась масса беженцев, которые уезжали из соседних с СССР стран и боялись попасть в руки наступающей Красной Армии. Понятно, что больше всего беженцев было из СССР, а наш эшелон добавил значительное количество людей. Мы сгрузили вещи. Мать и жена брата с их дочерью сидели в ожидании дальнейших указаний, мы же с братом решили побродить вокруг. Мы увидели какого-то офицера в полунемецкой форме со всевозможными знаками казачьих войск. Мой брат подошел к нему и сказал, что эти беженцы прибыли из Болгарии и никто не знает, что с ними делать дальше. Этот офицер, подтянутый, худощавый, с усиками, спросил, кто он такой.



И когда брат назвал свою фамилию, то офицер раскрыл ему свои объятия - оказалось, что это наш дядя - дядя Жора, который нас здесь ожидал. Он был в чине есаула казачьих войск, а в Вене находился казачий штаб, который помогал беженцам. Наш дядя есаул Ломакин заведовал отделом устройства беженцев и встречал такие эшелоны беженцев на венском вокзале.
Он объявил всем прибывшим, что их принимает под свое покровительство казачий штаб в Вене, который будет заботиться об их устройстве. Мы все поехали в этот штаб на Радецкиш- трассе для размещения и получения пайков. Для нас это было просто чудом. На нижнем этаже штаба помещалась канцелярия с длинным и широким коридором, который выходил на задний двор. Особняк был приспособлен для приема беженцев. Казачий штаб был заинтересован нас всех принять, ведь среди нас было много казачьих семейств с детьми. Наша семья разместилась в соседней с канцелярией комнате, которая, по-видимому, была кофейной. Там стояли бильярдные столы, на которых мы
и устроились.
Дядя Жора был в Париже с сестрой и с братом матери, дядей Колей. Сестра матери Надя закончила Парижскую консерваторию и пела в Гранд-Опера. Затем со своим мужем, ротмистром Крымского полка, который также имел хороший голос и пел под гитару русские песни и романсы, открыли русское кабаре в Париже, которое пользовалось большой популярностью. Младший брат матери Жора остался с отцом моим и был в Галлиполи и затем в Болгарии, затем уехал в Париж к тете Наде, своей сестре
И когда немцы вошли в Париж, известный генерал, писатель и казачий атаман Краснов, находящийся тогда в Берлине, стал организовывать казачество. Благодаря этим обстоятельствам наш дядя Жора оказался в казачьем штабе в Вене. Еще мы узнали что генерал Абрамов находился тогда в Берлине и также принимал участие в формировании казаков и Русской освободительной армии (РОА) с генералом Власовым.



Провозглашение манифеста 14 ноября 1944 года в Праге Андреем Андреевичем Власовым было встречено с большим энту-
зиазмом всюду, где только ни находились тогда русские в Европе. Я слышал, будучи в Вене, в казачьем штабе на Радецкиштрассе, твердый голос генерала:
«Соотечественники! Братья и сестры!
В час тяжелых испытаний мы должны решить судьбу нашей Родины, наших народов, нашу собственную судьбу!
Человечество переживает эпоху величайших испытаний и потрясений ...
Происходящая мировая война является смертельной борьбой!
Нет преступления большего, чем разорять, как это делает Сталин, страны и народы, которые стремятся сохранить землю своих предков и собственным трудом создать на ней свое счастье.
Нет большего преступления, чем угнетать другой народ и навязывать ему свою волю ... »
Дальше шли четкие пункты манифеста, за что мы боремся: крестьянам - освобождение от колхозной кабалы, рабочим -
нормальный рабочий день и заработок, обеспечивающий не только прожиточный минимум, но И удовлетворение культурных потребностей современного человека. Интеллигенции - свободное творчество!
Народам России - свободу развития их национальной культуры... За свободу труда и творчества для себя, своей семьи и своей Родины!
Поэтому мы повторяем волю народа: «Россия - наша! Прошлое России - наше!
Это была настоящая демократическая платформа образованного политического Комитета освобождения народов России
не только против сталинского коммунизма, но также явно и против нацизма!
Дядя Жора посоветовал нам ехать в Берлин и оформиться к; русским офицерам для того, чтобы не попасть в руки немце которые всех праздношатающихся забирали в свои вспомогательные части или на всевозможные работы. Казачий штаб дал не официальное направление в Берлин в главный казачий штаб генерала Краснова, куда мы и приехали с братом.



Там мы встретили племянника генерала п. Н. Краснова, то} генерала, С. Н. Краснова и много казачьих генералов и атамана генерала Татаркина, кубанского атамана Науменко, знаменито белого казачьего генерала, партизана Гражданской войны Шкуро и др. Здесь был генерал-лейтенант Ф. Ф. Абрамов, который прекрасно знал нас по Софии. Он же производил нас в офицер перед самой войной, о чем я уже писал. Генерал Абрамов тотч же удостоверил наше офицерское звание, которое признавали немцы, с теми же правами, которые были у немецких офицера
Казачьи части тогда официально относились к отделу Восточного немецкого министерства, и лишь отдельные из них были фронтовыми И подчинялись немецкому начальству. Мы получили форму и документы и вернулись в Вену. Мы с нашими семьями получили право на жительство и купоны на продукты питания.
Это было самое главное тогда. Для брата это было невероятно удобно. Он смог со своей семьей снять себе в гостинице «Атланта» довольно приличную комнату. В этой гостинице помещались и другие казачьи семьи - Н. Н. Краснов-младший, казачий генерал Голубинцев и др.
Жизнь в Вене тогда была довольно нормальной. Первое, чем я занялся, так это узнал, где находится наш штаб, с которым мы были в России и с которым отступал капитан Фосс и несколько человек с ним - мичман Аксакоков и капитан Триколич. Штаб этот находился в Венгрии, куда я и поехал. В очень уютном местечке Иоханненсбург находился капитан Фосс с нашими. Встреча была очень трогательная. Мы вспоминали о последних днях в Софии. К сожалению, наши воспоминания были нерадостными, так как семьи многих остявались в Болгарии, и это всех очень удручало. Непонятно почему они не уехали с нами. Скорее всего, по той причине что все имели обжитые и очень удобные квартиры или дома.
К сожалению, уже когда мы были в Вене, то о которых болгар из окружения бывшего премьер-министра
Цанкова, который объявил о создании в Вене правительства в и нии, из Болгарии посылали непрерывные сигналы о пом
Георгий Димитров, вернувшийся из СССР, стал диктатором вроде Сталина и со всеми стал расправляться. Мы узнали, что Софийскую гимназию считали фашистско-белогвардейским гнездом и многие получили по десять лет лагерей. Моей бывшей однокласснице за ее доверие к русским офицерам пришлось жестоко расплатиться - это была Таня Б., которую изнасиловал один из русских офицеров штаба оккупационных войск Красной Армии в Софии и затем передал в НКВД: она была сослана на десять лет в лагерь, где ее избивали. Вернулась домой она глубоко больной. Об этом написано у Солженицына в его «Архипелаг ГУЛАГ». В этих лагерях он встречался с бывшими белыми эмигрантами из Болгарии. Удивительно, как много в книге имен друзей и знакомых.
Капитан Фосс от нечего делать ходил на охоту. Когда я говаривал с капитаном Фоссом о том, что он думает предпри- нимать или что предстоит нам, он объяснял, что они ждут вызова в военный городок Мюнцинген, где будет формироваться Русская освободительная армия под началом генерала Власова.
Капитан Фосс считал это самым подходящим местом для этих целей.
В этом же районе находились некоторые добровольческие части. Мне было поручено проехать туда, чтобы получить
больше информации о их будущем. Капитан Фосс также был заинтересован в этом, там мы могли встретиться со многими
добровольцами, которые знали нас по России.
Это местечко оказалось почти рядом. Я легко туда попал, там был генерал-инспектор добровольческих войск генерал Владимир Григорьевич Асберг, который разъезжал вместе со своим офицером по отдельным батальонам.
Я представился генералу Асбергу и, по-видимому, произвёл на него хорошее впечатление, так как он предложил мне служить под его началом.
Он сказал, что батальоны сольются в одну армию и что уже идет подготовка к отправке их в военный городок Мюнцинген, под Штутгартом, где будет формироваться единая русская армия, и что я буду ему очень нужен. Он также попросил, чтобы я навестил его в «Граид-Отеде» в Вене, где он всегда останавливается. Это меня очень обрадовало, тем более что капитан Фосс тоже туда собирался.
Я дал свое согласие вступить в ряды РОА и быть адъютантом генерала Асберга. Я считал очень почетным попасть адъютантом к генералу. Мой дядя Жора остался не совсем доволен, так как он надеялся, что я продолжу традицию Ломакиных и буду служить в казачьих частях, ведь моя мать была урожденной Ломакиной и ее отец был из Новочеркасска - столицы донских казаков и командовал третьим казачьим полком в регулярной российской
армии еще до Первой мировой войны.
В Вене генерал Асберг принял меня очень дружелюбно. Я о нем уже многое узнал от русских, так как он очень любил общаться с эмигрантами. Жена у него была из Прибалтики, тоже русская. Он закончил киевское пехотное училище во время Первой мировой войны, но его считали «старым» офицером, и тогда в Красной Армии, куда он попал, не давали ходу таким, как он.
Ему помог такой же «старый> офицер царской армии поступить в Академию генерального штаба имени Фрунзе в Москве. В то время начальником этой академии был известный генерал Шапошников. Затем, во время Второй мировой войны, генерал командовал танковой дивизией и попал в плен под Таганрогом. Его настоящая фамилия Акцезо, он был из армян. Вот тогда он еще подчинялся генералу добровольческих войск Кестрингу, но в Мюнцингене он должен был занять другое положение в этих новых формированиях частей РОА.
Генерал Асберг, который, по-видимому, также справлялся обо мне у своих русских в Вене, велел мне немедля отправляться в Берлин и сказал что если я его не застану в известном «Русише-Хоф», где останавливались все высшие чины добровольческих соединений, он оставит мне записку с указанием, куда дальше ехать.
14 ноября 1944 года в Праге генерал Власов выступил со своим Пражским манифестом, мы слушали по радио. Всех нас это выступление воодушевило, так как немцы официально признавали политический Комитет освобождения народов России и формирование РОА.



В отеле «Атланта» мы всем семейством встречали Новый 1945 год. С нами были дядя Жора и близкая нам семья донского генерала Голубинцева, с уже взрослым сыном (17 лет), старшей дочерью от первого брака и его второй женой француженкой, очень милой и приятной дамой, бывшей актрисой, вышедшей замуж за генерала во время революции. Эта француженка очень подружилась с моей матерью, и они потом во время бомбардировок Вены вместе прятались в убежище. С нами Новый год встречала еще семья Краснова Николая Николаевича-младшего, жена которого была дочерью известного в Белграде профессора медицины доктора Вербицкого. Краснов был в полной казачье
форме с красными донскими лампасами. Он был тогда адъютантом у Семена Николаевича Краснова. Мой дядя Жора, недовольный тем, что я еду в РОА, усиленно меня тянул ехать в Италию где должны были собираться все казаки во главе с Красновыми.
Эта новогодняя встреча была последней моей встречей с дядей Жорой, который потом в Италии вместе со всеми казаками и генералами был выдан англичанами Советам.
Tags: Бутков, История СССР, война
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments