skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Вспоминает Павел Бутков

Мы были полны надежды, и уже обсуждался вопрос об организации новой Русской Армии, которая должна была немедлен-
но создавать новые полки и дивизии, так как было достаточно опытного белого офицерства, которое сидело в этих смертельных «бункерах» в Югославии и погибало от жестоких налетов титовцев. Это было как раз под Новый, 1943 год, который мы весело встречали. После встречи в нашем штабе с моими соратниками и начальством мы собрались в дружественном нам доме Блажевских, где Елена Прекрасная преподнесла мне старую русскую серебряную чарочку для водки, из которой я пил за здоровье присутствующих и за Россию.
Вскоре до нас стали доходить новости относительно страшных боев под Сталинградом. В Виннице высший немецкий состав заметно нервничал, так как сведения, распространявшиеся с невероятной быстротой, были все более неутешительные. Здесь вспомню об историческом моменте, которому был свидетелем. Когда мы только прибыли в Винницу, капитан Фосс сказал, что под Винницей, на кирпичном заводе сидят несколько высших генералов - военнопленных Красной Армии и среди них генерал Власов, с которым капитан Фосс хотел связаться. Но тогда Власов никого, особенно русских эмигрантов, не хотел видеть. Позже приехал из Берлина капитан немецкой армии, также бывший русский и белый офицер Штрик-Штрикфельд, который работал при главном командовании немецкой армии и ОКВ. С ним генерал Власов несколько раз беседовал и согласился ехать под Берлин, чтобы начать работать с немцами и организовывать части РОА.



Стоял январь, но зима была не такая свирепая, как была первая. У Сталинграда полностью разгромили 6-ю немецкую армию генерала Паулюса, и немцы лихорадочно стали бросать подкрепление, которое было поблизости.
Немцы отправляли тогда не только свои регулярные части, которые находились поблизости в этом направлении, но забирали из канцелярий и штабов всех немецких солдат, и даже и мы должны были отправиться на это подкрепление. Капитан Фосс сказал нам, что мы должны быть солидарны с другими, и весь наш штаб в Виннице был послан в направлении Сталинграда.
Мы ехали на транспортных военных машинах, все вооружены, и с нами много штабных немецких офицеров. Доехав до Днепропетровска, мы решили выяснить, где больше всего можем пригодиться. Я помню эту широченную центральную улицу в Днепропетровске, которая выходила прямо на огромный мост через Днепр. Не доезжая до моста, остановились в "официрсхайм", где была огромная столовая. Там было очень много офицеров различных чинов, которые, повидимому, как и мы, ехали в том же направлении. Как всегда, вкусной была разнообразная обильная еда. Никакой суматохи не было, все спокойно сидели за столами и разговаривали между собой. Не слышалось шума или смеха, и не звучала музыка. Стало известно, что мы должны отправиться к себе в Николаев. Я плохо помню, где мы заночевали на какой-
то станции, через которую непрерывно шли военные транспорты с войсками и на открытых платформах вагонов стояли танки и пушки. На следующее утро я разглядел эти эшелоны, которые непрерывно шли на восток. Это войска перебрасывались из Европы, и из-за непрерывной езды солдаты были невероятно усталые, многие из них, сидя на платформах с пушками и танками, видно от бессонных ночей, клевали носом, облокачиваясь на свои винтовки или автоматы. Эти войска спешили на восток, где красные прорвали фронт и клином разрезали тысячный немецкий восточ-
ный фронт. Красным не удалось тогда прорваться, и немецкие подкрепления успели закрыть и восстановить линию фронта.



В Николаеве, где находился наш поручик Громов, уже было распоряжение о том, что мы должны соединиться со штабом южного фронта (группа войск под начальством генерала Аулепа). Этот штаб должен был расквартироваться в Мелитополе, куда мы и должны были прибыть для получения дальнейших распоряжений.
Ранняя весна 1943 года. После поражения немцев под Сталинградом весь немецкий восточный фронт дрогнул и стал от-
ступать. Красная Армия бросилась в отчаянное наступление на запад и быстро стала подходить к Украине. Как всегда, красные старались наступать зимой, а немцы весной и летом вели свои наступления.

БЕРЕСЛАВ

Меня назначили в новый район с пребыванием внебольшом, но очень красивом городке на самом Днепре - Береславе. Это название дала ему Екатерина Великая, когда в своей поездке по Таврии в сопровождении Потемкина решила отдохнуть на берегу Днепра (на правой стороне).
Любуясь красотой этого места, императрица сказала, что это «БЕРЕГ - СЛАВНЫЙ», и пошло отсюда это название - БЕРЕ-СЛАВ.
Со мной был старый доброволец-артиллерист Пашкевич, который прибыл с новой группой наших из Софии и должен был
подчиняться мне. Пашкевич оказался человеком очень тихим и скромным, но был очень хозяйственным, и я всегда был обеспечен хорошей едой и чистым бельем.
Мы ехали с Пашкевичем на мотоциклетке французской марки "Пежо" по раздольной таврической равнине в Береслав, который отстоял от Мелитополя примерно на 200 километров.
Это была ранняя весна, но грунтовые дороги были невероятно пыльные. Когда же проходили первые весенние грозы, которые бывали в Таврии очень сильными, с проливными дождями, дороги становились очень скользкими, так как почва там главным образом глинистая, и в любой момент можно было оказаться в глубоком рву. Нам удалось доехать до Береслава без грозы, но под знаменитой Каховкой дорога была такая пыльная, что мотоциклетка часто просто зарывалась колесами в эту мелкую, как пудра, пыль и, урча, врывалась еще глубже. Приходилось вставать, вы-
талкивать мотоцикл из этой пыли и затем ехать прямо по степной траве. Каховка казалась каким-то призраком. С небольшими домиками, совершенно облезшими, и кривыми улицами с пылью выше щиколотки она совсем не была похожа на город - какое-то заброшенное местечко с полуразрушенной старинной пристанью у Днепра. Город казался совсем вымершим, только изредка подходили по Днепру какие-то старые баржи и катера к причалу у Каховки и были видны одинокие рыбачьи лодки.




Здесь между Каховкой и Береславом Днепр разливался до пяти километров и казался просто морем. За Каховкой по самому берегу тянулись виноградники, которые до революции принадлежали князю Тру-
бецкому, а теперь, как все старые поместья, стали совхозом и назвались именем какого-то красного деятеля. Пере права через Днепр была дальше, вблизи больших сел Большие Маячки и Малые Маячки; немцы сооружали новый мост у Алешек, на Херсон.
Сам же Береслав стоял против Каховки на правом высоком каменистом берегу Днепра. Была установлена связь при помощи рыбачьих лодок от Каховской пристани к Береславу.
Как обычно при назначении на новые места, мы везли с собой от нашего штаба аккредитованные письма местному немецкому военному коменданту. Я уже неплохо говорил по-немецки, а Пашкевич был, как говорится, «ни В зуб ногой», так что мне нужно было вести все переговоры.
Как все маленькие города на юге России, Береслав тоже имел одну лишь более или менее приличную главную улицу и, конечно, называлась она при красных Ленинской. На этой улице стояли довольно приличные, в основном одноэтажные, дома и особнячки и лишь некоторые административные постройки выделялись своими размерами. На главной улице находились все учреждения. Так, военная комендатура помещалась в довольно большом деревянном несуразной конструкции доме с множеством отдельных комнат. В этом же большом дворе находилось еще несколько построек в таком же стиле, которые занимали уже гебисткомиссары со своей администрацией и управлением местной полиции. В комендатуру нужно было подниматься по старой полуразрушенной лестнице, которая скрипела; этот дом,
по-видимому, никогда не ремонтировался.
Главная улица была очень неровной и каменистой и разрезала городок на две части: нижнюю, которая спускалась к Днепру, и верхнюю, которая шла по каменистым склонам, где стояли небольшие домики.
С высокого Береславского берега был вид на широкий Днепр, который во многих местах был покрыт небольшими островками (их здесь называют «плавнями», они действительно как бы плывут в этих глубоких водах Днепра). Все эти плавни покрыты буйной растительностью с множеством плакучих ив, которые свисают прямо над водой, и видно, как быстро течет вода, увлекая с собой множество сломанных веток и различной зелени, которая растет на этих плавнях. Когда же бывают грозы и бури на Днепре, то огромные волны поднимаются и заливают островки, вырывая с корнями эти плакучие ивы и бешено неся их вниз по течению.
Tags: #s3gt_translate_tooltip_mini, Бутков, История СССР, война
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments