skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Накануне

Павел Бутков вспоминает:

"Когда мы проходили через Мариуполь, то на широкой, повидимому, главной улице, которая шла к зданию городского
управления (горсовета), увидели скопление народа со всевозможными мешками и тюками. Как выяснилось. они ожидали
эвакуации. Мы прибыли в большую деревню Федоровку, которая стояла в 25-30 километрах от Таганрога, и сопровождающий нас немецкий офицер повел в здание, где расквартировывался штаб танкового корпуса, который должен был занимать Таганрог. Нам сказали, что есть офицер, который говорит по-русски. Мы очень обрадовались и стали разыскивать этого офицера.
Было уже совсем темно, когда мы вошли в довольно красивое здание с лестницей и увидели немцев, которые расставляли разные ящики по комнатам.

Фото - тот самый дом в Федоровке



В одной из комнат стоял невысокий офицер и что-то раскладывал у себя на столе. Наш офицер, подойдя к нему, по-видимому, спросил его фамилию и затем восторженно вскрикнул: «Майн либе Готт!». Это оказался тот самый офицер, которого мы разыскивали. Мы подошли к нему, и он на не совсем чистом русском языке представился, что он обер- лейтенант Айхеле из прибалтийских немцев, служил в русской армии на Западном фронте у генерала Юденича во время Гражданской войны. Его очень приятная улыбка сразу же расположила нас к нему. Когда он узнал, что капитан Яренко служил в гвардейском финляндском полку, он стал особенно любезным и сказал, какие были замечательные офицеры в русской гвардии. Посмотрев же на меня и увидев совсем молодого блондина (тогда у меня был очень моложавый вид), он с улыбкой спросил, доброволец ли я, но когда узнал, что я закончил Софийский университет и произведен в первый офицерский чин, он меня поздравил и сказал, что опять, как и раньше, будет работать вместе с русскими офицерами.
Обер-лейтенант Айхеле заранее знал о нашем прибытии и о том, что мы русские из Болгарии. После короткого знакомства он предложил нашему немецкому капитану устроиться на ночлег, а нам дал унтер-офицера, который отвел нас в соседний дом, реквизированный немцами для своих офицеров штаба. Мы расположились вместе с Яренко отдельно от нашего немецкого капитана. Было довольно прохладно, ведь уже наступил октябрь, а на кроватях в этой комнате были лишь матрацы и военные одеяла с подушками, но нам этого было достаточно.
Пока мы с Яренко устраивались, унтер-офицер постучал нам в дверь и сказал, что в столовой нас ждет обер-лейтенант Айхеле. Мы радостно пошли за ним. По соседству в одном из домов помещалась офицерская столовая, в которой, по-видимому, наспех были поставлены столы со стульями и прилавки, где выдавали еду. Войдя в довольно хорошо освещенную большую комнату, мы увидели за столом Айхеле и нашего капитана. Они приветливо нам махнули, и мы присели с ними за небольшим столиком. Каждый должен был подходить и брать у прилавка еду с горячим кофе. Еда была простая, из мясных консервов с различными овощами, и к ней сколько угодно горячего кофе, а также всевозможных напитков, как всегда. Мы хорошо поели, и наш немецкий капитан уже через обер-лейтенанта Айхеле еще раз рассказал, что мы всегда должны иметь прочную связь с немецкой комендатурой и что Айхеле нас всюду, где нужно, будет представяять в этих комендатурах. Сам же обер-лейтенант Айхеле занимал при штабе этого танкового корпуса пост начальника разведки (Айнс Цэ) и пользовался большим авторитетом у немецкого командования. Все это нас очень обрадовало, и мы уже с первой встречи подружились с этим человеком. Он был с нами очень внимателен и вежлив, и я буду писать дальше о том, какую большую роль он сыграл в нашем пребывании в Таганроге. Наш капитан с нами быстро распрощался и пожелал нам успеха, сказав, что сейчас же поедет обратно в Николаев ...
Когда Айхеле узнал, что я родился в Таганроге, он обрадовался и сказал, что, по-видимому, моя такая судьба, что мне придется в самые трудные моменты помогать родному городу и что это невероятно высокая честь для меня.
Мы вышли все вместе из столовой. Было уже довольно поздно и довольно прохладно, но подъезжали военные машины и
люди продолжали суетиться около различных домов, разбирая бесконечные ящики и устанавливая полевые телефоны. Утром мы встретились с Айхеле за завтраком в этой же столовой, и он нам рассказал все подробно о предстоящем походе на Таганрог.
Я еще ничего не сказал о моем капитане Яне Георгиевиче Яренко, который был нашим начальником штаба и принимал живое участие в нашей молодежной организации НОРР. Он был очень храбрым офицером. Уже в Болгарии он благодаря своему музыкальному таланту стал играть на скрипке в джазовом оркестре из белых воинов, организованном также очень талантливым белым офицером Новожиловым. Этот оркестр имел большую популярность как в Софии (играл в лучшем кабаре, на больших балах и летом в модных тогда ресторанах на открытом воздухе), так и на Балканах и на Ближнем Востоке, особенно в Бейруте.
У капитана Яренко была очень хорошая семья, и я часто бывал у них дома, который находился недалеко от нашего студенческого общежития в Софии. Все эти белые воины в джазовом оркестре были очень ценны для работы РОВСа и были причастны к секретной работе генерала Кутепова и связаны с капитаном Фоссом. Вот этот капитан Яренко и был со мной в специальной миссии в Таганроге. Тогда немецкий фронт далеко вдавался клином на восток, что было очень важно в стратегическом отношении для дальнейшего наступления на Кавказ. В этом направлении шли лучшие танковые части l-й армии фельдмаршала Клейста и понятно, что эсэсовцы не могли не воспользоваться таким
успехом и должны были также показать, что они в этом участвуют. Здесь наступала знаменитая эсэсовская дивизия «Гроссе Дойчланд». в которой эсэсовцы как на подбор были высокие блондины, с повязками со свастикой и надписью «Гроссе Дойчланд».
Потом мне пришлось встречаться с некоторыми представителями этих частей, о чем я расскажу дальше.
На следующее утро, как было условлено с Айхеле, мы встретились в этой же столовой за утренним кофе. Айхеле сказал, что нужно идти к нему в штаб, где у него все карты, и он укажет нам точно, как мы будем ехать вместе с передовыми танковыми частями к Таганрогскому перешейку. По разведывательным данным было известно, что на этом перешейке на главных въездах в Таганрог идут лихорадочные работы по рытью земляных укреплений и там работает много женщин, которые согнаны из Таганрога. Айхеле сказал также, что немецкие авионы будут сбрасывать листовки с обращением к этим женщинам, чтобы они не рыли эти ямы, так как все равно немецкие танки войдут в Таган-
рог. Айхеле попросил помочь ему придумать русский текст обращения, и мы придумали очень удачно: «Милые дамочки, не ройте ямочки, все равно наши таночки перейдут ваши ямочки». Текст Айхеле невероятно понравился, и он сразу же передал печатать и размножать эти листовки, чтобы авионы их сбрасывали в районах Таганрога. Когда мы были у него в канцелярии, то он показал нам все карты Таганрога и подступы к нему через перешеек, где проходили главные въездные дороги в Таганрог, и также с двух сторон по берегам Азовского моря и Таганрогского залива,
где, он думал, вероятнее всего немецкие танки войдут, чтобы избежать лишних жертв на этих укреплениях, которые, по-видимому, будут заминированы. Айхеле сказал, что мы будем ехать вместе с ним на легковой танкетке. Также Айхеле сказал, что даст по автомату советского нового производства «Дегтярева» С 72 зарядами и с диском, ведь мы были вооружены только пистолетами. Но мы ответили, что у нас строгий приказ нашего русского командования не стрелять, когда не знаем, «свой» или «чужой», так как тогда массы красноармейцев и командиров сдавались без всякого сопротивления. Мы будем применять это оружие только лишь при обороне. Он согласился и приказал
принести нам эти автоматы, объяснил, как ими пользоваться, что было очень легко, так как мы еще в Болгарии о них знали, и теперь они были у нас в руках. Мы же с Яренко прекрасно знали наше задание, знали, как вступать в контакт с местным населением и организовывать новую администрацию. Айхеле же нас очень просил ни в коем случае первое время от него не удаляться, так как мы не владели немецким языком и хоть были в походной
немецкой форме с нарукавниками «ОКВ», но немцы могли в горячке не разобраться и мы могли бы пострадать."
Tags: Бутков, История СССР, История. Таганрог
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments