skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

В Россию!

Из Бухареста нас направили на Тирасполь и затем через Днестр, границу России. Переезжая границу России, мы перекрестились и, выйдя из транспортной немецкой машины, поцеловали русскую землю. Это было трогательно, у всех навернулись слезы на глаза, и каждый понимал и чувствовал нашу ответственность: ведь мы возвращались на нашу Родину в тяжелые времена страшной войны.
Мы ехали довольно медленно, так как дороги все были очень разбиты. вдоль них лежала масса искореженных машин, танков, и это все было победоносное оружие Красной Армии. которую немцы в первые же дни войны разгромили на всем протяжении границы.
Я не буду здесь вдаваться в объяснения причин такого молниеносного успеха немцев, так как об этом написаны тома на всех языках. В России тоже есть описание этой войны. где показано, какой была стратегия у советских военачальников и как они уничтожили врага.
Сейчас, после распада СССР, становится ясным, какой ценой была одержана победа. Не 20 миллионов, а уже до 30 и больше.
Сталин не щадил народ, он был средством для достижения его преступных целей.
Мы приближались к Николаеву, где произошло окружение сотен тысяч советских войск, которые сложили свое оружие и сдались немцам; потом этих несчастных военнопленных немцы просто не знали куда девать, пришлось долгое время держать их под открытым небом, и они умирали, как мухи, без достаточной еды и в антисанитарных условиях. Об этом я буду также дальше писать.
Теперь же мы подъезжали к Николаеву, и его пригороды были невероятно неприветливы. Стояли какие-то невзрачные серые небольшие дома на широких немощеных улицах. Город, казалось, вымер. Мы не видели почти никого на улицах. Проезжали лишь военные немецкие машины. Нас подвезли к военной немецкой комендатуре, где после расспросов мы узнали, где находится «бульгарише динстштеле» (так называлась наша служба по-немецки).
Нам дали проводника, и мы приехали к небольшому особняку, куда уже сообщили по телефону о нашем прибытии. Нас встретил наш поручик Громов, который прибыл с первой группой капитана Фосса. Громов с несколькими нашими находился в Николаеве, а капитан Фосс с другими был в отъезде.
Нам показали наши комнаты, которые были довольно большими и хорошо обставленными, с кроватями, столами и старинными стульями. Была также общая большая комната с длинным столом и стульями, она служила столовой и местом для всевозможных собраний и занятий. Красивая люстра и электрические лампы на стене очень украшали этот зал. Поручик Громов был добровольцем в Алексеевском полку, состоявшем главным образом из молодежи: кадетов, гимназистов, студентов (поэтому и цвет алексеевцев зеленый - молодежный). Громов был очень интересным человеком. У него был очень приятный тенор, и он даже пел в Софийской опере. Имея музыкальное образование, он выступал на всевозможных наших вечерах, балах, особенно хорошо исполнял добровольческие песени и учил нас. Он прекрасно знал военное дело Красной Армии и преподавал нам на офицерских курсах РОВСа. Бывало, так увлекался, что не мог остановиться, и приходилось старшему офицеру его останавливать. Поэтому мы его прозвали «Федя-ручеек». Громов до деталей знал всю структуру Красной Армии, все высшее руководство и всю политическую сторону Красной Армии и сталинского ру-ководства. Был он очень молод и жизнерадостен, женат на хорошенькой евреечке, дочери очень интеллигентных родителей, которые принимали большое участие во всей жизни нашей белой эмиграции в Софии. Я помню, что жена Громова состояла в организаций «Русский сокол» И во время всевозможных праздников одевалась в свою «сокольскую» форму, которая ловко сидела на ее красивой фигурке. Во время «сокольских> упражнений, когда она в спортивном костюме делала все эти вольные упражнения, было одно удовольствие смотреть на нее. Она была принята в софийском русском обществе как настоящая дама, и Федя Громов очень гордился ею и, по-видимому, очень любил.
Вот этот Федя Громов, как всегда разговорчивый и деловой, и принял нас в этом доме, оборудованном для нашего штаба. Мы прибыли под вечер, и Громов распорядился, чтобы нам привезли обед, и пригласил в ванную помыться. Ванна была очень приличной, хотя, по-видимому, дореволюционной постройки, но все было в исправности.
Помощники у Громова были все местные, в основном женщины, которые тотчас же все выполняли, что говорил им Громов.
Мы в Николаеве должны были получить точные указания о дальнейшем нашем назначении и обязанностях. Поручик Громов уже знал общее распределение наших групп. Я вместе с капитаном гвардии (Финляндского полка) Яном Георгиевичем Яренко должен был направляться в Таганрог, что меня очень обрадовало, ведь я родился в Таганроге.
Поручик Громов сказал нам, чтобы до приезда капитана Фосса мы отдыхали и осматривали город, но очень просил, чтобы мы были осторожны в общении с местными жителями, так как Николаев считался строго засекреченным городом при Советах ввиду большого количества судостроительных заводов. Там еще находились недостроенные военные суда, которые большевики при отступлении не успели взорвать, и была опасность того, что в городе остались специальные большевистские агенты, которые будут стараться саботировать и усиленно собирать информацию.
Я был очень дружен с мичманом Сергеем Сергеевичем Аксаковым, с которым и разместился в одной комнате. Мы с ним
и еще несколькими нашими пошли осматривать этот исторический русский город, который когда-то мичман Аксаков знал по своему пребыванию в морском кадетском корпусе и потом уже служа на Черноморском флоте. Город был в большом запустении: улицы широкие, но немощеные, и когда пройдут дожди - нельзя пройти, а зимой все в сугробах, так рассказал нам один из местных жителей. Дома со времен революции не ремонтировались, выглядели серыми и облезшими. Не было видно ни одного более или менее нового дома. Это производило на нас удручающее
впечатление, и наша первая встреча с крупным городом России была совершенно не радостной ...
Мичману Аксакову очень хотелось пойти на судостроительные верфи, но, как сказал нам поручик, это было опасно, и эти верфи были вообще закрыты и туда никого не допускали немецкие патрули, которые круглосуточно дежурили там. Мы слонялись по опустевшим улицам и не видели ни одного интеллигентного на вид человека. Все люди были очень угрюмые и очень плохо одетые, мы даже не знали, как с ними общаться. Поручик Громов уже знал некоторые семьи и поддерживал с ними дружеские контакты. Вскоре мы тоже познакомились с очень приятными семьями, которые знали многое о белых и очень симпатизировали нам.
Вскоре прибыл капитан Фосс, и мы с ним стали готовиться к поездке в Таганрог. Получили все нужные инструкции от капитана Фосса, главная из них то, что нам следовало всегда держаться военных комендатур, при которых мы должны были получать свое питание и нужную поддержку в работе с местным населением.
С нами должен был ехать немецкий офицер со специальными полномочиями от ОКВ; мы должны были входить в Таганрог
вместе с немецкими передовыми частями, чтобы сразу же приступить к работе с местным населением. Этот офицер, с которым не знаю как мы объяснялись, но во всяком случае понимали друг друга, пересаживал нас из одной машины в другую. Мы ехали не только на легковых машинах, на которых ехали также высшие офицеры передовых штабов
наступающих дивизий, но и на вездеходах, танкетках, которые везли всевозможное снаряжение для наступающих моторизованных и танковых соединений. С одной стороны, это было очень интересно, но с другой - мы никогда
не знали, куда в конце концов нас везут, и постоянно была опасность попасть под артиллерийский обстрел Красной Армии, которая местами имела свои огневые позиции. Нам приходилось спать где попало: сидя в машинах, прямо на полу хат, где вповалку также лежали и немцы.
Кормили очень аккуратно, ведь немецкие походные кухни работали как часы и никогда немцы не оставляли своих солдат без так называемого «ферфлегунка». На стоянки в определенное время на специальных машинах, а иногда и на вездеходах подлетали дымящиеся кухни с горячей едой и обязательно с горячим кофе, которого каждый получал вдоволь. Были всегда очень вкусные мясные консервы, рыба, колбасы, различные овощные приправы и к этому всевозможные марки европейских вин, коньяки, ликеры и обязательно плитки очень вкусного европейского шо-
колада, а также сигары или же сигареты.
Tags: Бутков, История. Россия, История. Таганрог, война
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments