skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Category:

Россия в изгнании

"Я уже окунулся в более серьезную работу, борясь против сталинского террора в России и за границей. Одним из способных в этой сложной ответственной и рискованной работе оказался капитан Дроздовскorо артиллерийского дивизиона РОВСа Клавдий Александрович Фосс. В то время в Советской России свирепствовала ежовщина и по повелению «гениального» Сталина уничтожала весь цвет Красной Армии, начиная с маршалов Тухачевского, Блюхера, и весь высший командный состав Красной Армии.



Сталину всюду мерещилась измена. В Болгарию переправлялись из всех пограничных с Россией стран те, кто смог уйти от этого.
Болгарский генеральный штаб, с которым работал рука об руку наш белый штаб, помогал всем этим перебежчикам. Все западные государства, и особенно англичане, французы и, конечно, немцы, очень всем интересовались и помогали белым в этой невиданной работе.
Капитан Фосс тогда особое внимание обратил на меня и всячески старался привлечь к этой работе, но сначала давал небольшие поручения. Было обращено внимание на советское полпредство и тогдашнего полпреда в Софии Раскольникова (настоящая его фамилия была Ильин, он плавал по Волге в чине мичмана перед самой революцией, был участником Кронштадтского восстания). Раскольников, как дипломатический представитель, должен был появляться на всех официальных приемах. И когда праздновались болгарами праздники, такие как освобождение Болгарии, то наряду с русскими ветеранами и генералами приглашали и его. Вот тут-то и произошла для него неприятная история, когда во время такого приема в честь освободительницы России запели «Боже, Царя храни», так как болгары другого гимна тогда и не знали. Сейчас же пошла депеша в Москву Ежову, что Раскольников поет «Боже, Царя храни» и братается с царскими и белыми генералами. Его сразу же вызвали в Москву, и тут Фосс через нашего капитана Браунера, который ведал отделом болгарской политической полиции, предложил ему и его жене Музе, у которой только что родился ребенок, помощь.
Раскольников знал, чем это могло кончиться, если бы он прибыл пред ясные очи Ежова, и поэтому принял помощь полиции, которая отпустила его на все четыре стороны, и он поехал во Францию, где в Париже просил своих друзей, советских дипломатов, о продлении заграничной визы. Но ему ответили, что за незаконное пребывание советского дипломата за границей полагается смертная казнь. После этого Раскольников и поселился в Ницце, на юге Франции, вместе со своей Музой (младенец у них умер). За ним началась слежка. Там же он написал знаменитое открытое письмо Сталину, которое напечатала уже его жена и об этом написала в своих воспоминаниях в книге, вышедшей в издательстве «Советский писатель» в 1991 году. Привожу ее слова на с. 145: «Подсовывая агентам Ежова фальшивые документы, компрометирующие честных работников миссии, внутренняя линия РОВСа в лице капитана Фосса добилась
разгрома нашего полномочного представительства в Болгарии от шофера М. и. Казакова до военного атташе полковника Сухорукова В. Г.». В это время я и получил задание от капитана Фосса каждый день после обеда следовать за полковником Сухоруковым, когда он выходил из полпредства на улице Московской и шел на бульвар Царя-освободителя, где за памятником Александру 11 стояло высокое новое здание. Там и жил полковник Сухоруков со своей женой. Я, идя позади, говорил, чтобы он не терял времени и принимал нашу помощь, так как и его Сталин с Ежовым не пощадят, и всегда старался передать ему записку с объяснением, куда ему вместе с женой идти со своими личными вещами. Эту записку он никак не хотел сначала принимать, но я ее просто подкладывал под дверь его квартиры.
И полковник Сухоруков принял наше предложение и исчез из полпредства.
Жена Раскольникова пишет о внутренней линии РОВСа, которую организовал капитан Фосс. Эта внутренняя линия должна
была охранять все наши эмигрантские, и в первую очередь военные организации РОВСа, от проникновения советской агентуры, которая тогда уже повсюду стала проникать в различные белые организации. Вот в эту-то секретную организацию и набирались подходящие люди, и в первую очередь верная молодежь, которая выполняла беспрекословно все распоряжения начальства.
В Софии в это время было много военных организаций и особенно групп: алексеевцев, марковцев, корниловцев и дроздовцев, которые организовались в так называемое Галлиполийское общество. Это были самые верные и закаленные белые борцы, которые не только прошли борьбу с большевиками, но и выдержали с честью все невзгоды и лишения ужасного Галлиполийского острова и под началом генерала Кутепова смогли спасти ядро Белой Армии. В Софии, в самом центре, недалеко от болгарского здания офицерского военного клуба на бульваре Царя-освободителя, было открыто помещение Галлиполийского общества, где регулярно все галлиполийцы и собирались. Вот эта внутренняя линия РОВСа и была защитой всех белых организаций и всех верных и дружественных организаций эмиграции, которая также получила название белой. На эту внутреннюю линию обрушились и большевики, стараясь всячески спровоцировать ее и особенно капитана Фосса, которого представляли как «большевистского агента», чтобы запугать эмигрантов. Этим потом воспользовались некоторые противники лично капитана Фосса и РОВСа, а также появившиеся новые политические организации, претендующие на водительство эмиграции. Такой стала организация НТС, главари которой всячески старались завоевать симпатии эмиграции и отдельных членов РОВСа.
Пусть что угодно пишут и выдумывают всякое вранье о капитане Фоссе, но я его знал не только как моего начальника.
Я неоднократно бывал в семье почтенного протоиерея отца Владимирского, на дочери которого был женат Клавдий Александрович. Старшая дочь, Полина Николаевна, была на редкость добрым и отзывчивым и очень интеллигентным человеком. Клавдий Александрович жил вместе со всей семьей на улице Царя Аспаруха недалеко от «докторского» садика, против которого находился штаб РОВСа и где часто Клавдий Александрович с Полиной Николаевной прогуливались вместе со своим любимым псом сеттером.
Сам Клавдий Александрович - из очень интеллигентной семьи, родился в Киеве, где учился в реальном училище. На призыв полковника Дроздовского, который формировал свой отряд в Яссах (Румыния), Клавдий Александрович идет добровольцем и, благодаря своей невероятной храбрости и любви к России, проявляет себя в походе от Ясс до Дона, когда несмотря на бесчисленные большевистские полчища этот полк упорно шел на соединение с формирующейся на Дону Белой Армией генералов Алексеева, Корнилова и Маркова. Затем прошел со своими героическими дроздовцами весь путь против большевиков и вместе с дроздовцами покинул родную землю, уходя на чужбину; он сразу же помогает организовывать в новых условиях так называемую Кутеповскую боевую организацию против большевиков.
Прекрасно владея несколькими языками (русским, болгарским, французским, английским, немецким), он занимает один из очень ответственных постов при штабе генерала Абрамова в Софии, где становится секретарем этого боевого III отдела РОВСа.
Глубоко верующий, он строго соблюдал все русские праздники, как православные, так и исторические. Непрерывно совершенствуясь в военных науках по пособиям Красной Армии, он являлся примером для всех офицеров. Очень скромный, не заносчивый, он никогда не повышал голоса на других, а всегда спокойно выслушивал. Эти качества невероятно возвышали его перед всеми в такое сложное и ответственное время в организации. Я знал его не только по Софии, но и потом, уже будучи в России, во время войны, когда он отвечал перед болгарским генеральным штабом за взаимоотношения с немцами, неся полную ответственность за всю нашу работу, которую мы вели как представители Болгарии на оккупированных немцами территориях юга России. Капитан Фосс нам всем полностью доверял и говорил, что наша работа зависит лишь от нас самих и ответственность за нее ложится на совесть каждого. Он не требовал и категорически не приказывал, а говорил с каждым по-дружески, давая советы или говоря «на ваше усмотрение». Этот человек ничего для себя или для своей славы не делал. Если я приходил поздно вечером, он, как обычно, работал, подготавливая очередные общие рапорты, которые немедленно должен был пересылать дальше в Софию. Перед сном стоял на коленях перед иконкой и молился Богу. И всегда нам всем говорил, чтобы мы всюду старались помогать местному населению и уцелевшему духовенству в организации наших церквей и что-бы мы сами не забывали наших праздников и посещали наши храмы, где это возможно. Немцы ему (поскольку он носил немецкую фамилию) предлагали немецкое подданство и сразу же чин полковника с назначением на очень важный пост, на что Клавдий Александрович отвечал едва заметной улыбкой.
Капитан Фосс был принят как русский офицер в болгарский генеральный штаб, и болгары прислушивались к его мнению и предоставляли ему большие возможности. До войны он ездил в самые крупные генеральные штабы в Европе (я его часто сопровождал) и приносил огромную пользу болгарскому генеральному штабу; III отдел РОВСа был поставлен на невероятную высоту в отношении своей боевой работы против ужасного террора Сталина. Я уже упоминал, как его оценила жена первого советского полпреда в Софии Муза Раскольникова, написав в 1991 году, в год смерти капитана Фосса в Мюнхене в возрасте 93 лет, свои воспоминания, и это был самый лучший венок на его могилу, и не только на его могилу, но и на могилы всех «цветных» полков. Я у него неоднократно бывал, приезжая из США в Мюнхен, и проводил с ним долгие часы в обсуждении наших позиций в отношении большевиков и СССР.
В последний раз он мне говорил, что хочет быть похороненным на кладбище в Сен- Женевьев де Буа под Парижем, где лежат под большим православным крестом в ряд все «цветные» полки, ядро Белой Армии, - марковцы, корниловцы, алексеевцы.
Вечная же память и вечная слава российским героям, рыцарям духа без страха и упрека!"
Tags: Бутков, История. Россия
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments