?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вихрь над Дунаем

Рано утром 4 ноября 1956 года начался ввод в Венгрию  советских воинских частей под общим командованием маршала Г. К. Жукова, и началась  операция «Вихрь».




Венгрия участвовала во Второй Мировой войне на стороне Германии, и после окончания войны попала в зону ответственности Советского союза.
Естественно, начала активно "строить социализм".

Во главе партии и страны стал ярый сталинист Матьяш Рокоши.
Весь тот кошмар, который Советская Россия прошла за 30 лет - коллективизация, массовые репрессии, доносы и приследования инакомыслящих, бессудные казни, это всё в Венгрии Ракоши осуществил всего за 6 лет, с 1947 по 1953 годы.

Неизвестно, сколько ещё это могло продолжаться, но в 1953 году умер Сталин.
Кроме того, что Ракоши был идейным сталинистом, экономическая ситуация в Венгрии была близка к катастрофе. В этой ситуации новое советское руководство поменяла Ракоши на другого коммуниста, способного к реформам в экономике - Имре Надя. Он возглавил правительство, а Ракоши остался у руля партии.
Началось ожесточённое противостояние между венгерскими сталинистами и коммунистами-реформаторами...






За пару лет премьерства Имере Надю удалось стабилизировать ситуацию в стране, начали снижаться цены, тарифы...
Но эти реформы коснулись и социально-политической сферы - была проведена амнистия, прекратились репрессии.
Но венгерские сталинисты были ещё очень сильны, в их руках были органы госбезопасности.
И им удалось отстранить от должности Надя, и попытаться вернуть всё обратно.
Это вызвало волну протеста, народ не хотел возвращения в старые времена, люди ненавидели Ракоши и его клику.
Наивысший градус противостояние, внутривенгерское противостояние, достигла в середине октября 1956 года. Народ требовал вернуть Надя, провести десталинизацию страны.

Руководство Венгрии срочно затребовало военной помощи у Советского Союза







Такая помощь была оказана, в Будапешт вошли танки. Это случилось 23 октября 1956 года.
Но советские войска не собирались давить гусеницами венгров.
Пока ничто не угрожало целостности социалистического лагеря, речь шла о десталинизации страны, и требовалось стабилизировать ситуацию, и позволить венграм самостоятельно занять фарватер в русле десталинизации, которая уже началась в СССР.
Однако, всё пошло не так...







На многотысячном митинге у здания парламента венгерскими спецслужбами, сохранившими верность просталинскому руководству, была открыта стрельба по толпе.
Им было выгодно спровоцировать массовые кровавые беспорядки, что бы вынудить руководство СССР занять жёсткую позицию по отношению к реформаторам, и поддерживающим их людям.
В результате провокации погиб один советский офицер и сотни мирных венгров.

Теперь события должны были развиваться по силовому сценарию.
Но советское руководство постаралось избежать втягивания в кровавый конфликт, тем более экстренно назначенный главой правительства Имре Надь пообещал самостоятельно справиться с ситуацией.
Однако, волну народного гнева уже было не остановить. По всей Венгрии народ начал зверски убивать сотрудников госбезопасности, ненавистных партработников, доносчиков и секретных сотрудников.

Всё то ожесточение, вся та ненависть, которая копилась годами, выплеснулась на улицы.
Кровь потекла ручьями...

Но хуже всего, что для всех стало очевидно - народ не просто сводит счёты с палачами. Народ больше не хочет социализма.

Серьёзную активность проявили эмигрантские круги, лидеры протеста обратились за помощью к руководству западных стран.
















Посол СССР в Венгрии Юрий Владимирович Андропов телеграфировал в Москву - Срочно, СРОЧНО! Нужна помощь!
По просьбе Коммунистической партии Венгрии...

Решение было принято.

Вспоминает генерал Серов, председатель КГБ в 1956 году:

2 ноября меня вызвали на заседание Президиума ЦК не как обычно, а в 9 часов вечера. Когда я пришёл, то увидел в приёмной товарищей, которые мне не были знакомы. Это были (Ференц) Мюнних и (Янош) Кадар. Войдя в зал заседаний, все сидели и обменивались отдельными фразами. Видимо, ждали меня. Затем Хрущёв сказал: "Ну, давайте обсудим".
Жуков тогда встал и говорит: "Я тщательно проанализировал наличие наших войск в Венгрии, их дислокацию, и считаю, что уходить нам оттуда нечего, а если будут ершиться, то набьём морду, и они утихнут. Вот решение Министерства обороны".
Мне понравилось такое смелое и чёткое решение. В свою очередь я сказал, что правительство во главе с Надем надо изолировать. Хрущёв спросил мнение остальных. Все согласились.
Тогда Жуков говорит: "От нас, на место для решения этих вопросов вылетит Конев Иван Степанович, и там будет руководить войсками". Затем Хрущёв сказал: "А от ЦК вылетит товарищ Серов Иван Александрович, и будет там находиться, пока мы ему не скажем". Потом подумал и говорит: "А дальше, когда утихнет, то пусть слетает Анастас, товарищ Аристов и Суслов". Так и было решено.







И тут уже никто не церемонился. Ещё свежи были раны, оставленные войной.
Кровь полилась рекой.
Всего в операции «Вихрь» участвовало более 15 танковых, механизированных, стрелковых и авиадивизий, 7-я и 31-я воздушно-десантные дивизии, железнодорожная бригада общей численностью более 60 тысяч человек. На их вооружении имелось свыше 3000 танков (причём в войсках преобладали более современные Т-54).




Генерал Серов:

Вечером я собрал своих офицеров и генералов и проинструктировал их по предстоящему разоружению и задержанию "представителей Венгерского правительства". Вроде, получилось всё ясно. Днём прилетел генерал Малинин. Я его тоже проинструктировал, как начать переговоры с венграми, а уже конец переговоров я брал на себя, и ему тоже рассказал. Казалось все ясно.
Под вечер приехали венгры. Вопреки нашему мирному настроению, на переговоры приехали заместитель премьера, министр обороны, генерал (вновь назначенный) Сюч, начальник политического управления армии, начальник общественного отдела управления и т.д. В общей сложности 12 человек, генералов и офицеров на двух бронетранспортёрах и двух танках с полным вооружением и двумя взводами солдат и средствами радиосвязи.
Причём Малинин было бросился их на улицу встречать. Я еле удержал его, говоря, что это не братья-венгры, а двурушники. Пошли, говорю, офицера. Пусть проведёт в штаб. Подержи их минут 20 там, а потом пусть проведут к тебе в кабинет в другом здании, где мы вчера выбирали место. Встал и говорю: "Довольно заниматься пустой болтовнёй о выводе советских войск. Трудящиеся Венгрии не для того обрели независимость, чтобы вы посадили на их шею Эстерхази и других капиталистов".
Затем сделал паузу и говорю: "Переговоры прекращаются, вы все задержаны Советской армией". Один генерал попытался выхватить револьвер, глядя на меня злыми глазами, но Александр (Михайлович) Коротков, хороший физкультурник, схватил его за руку и вырвал револьвер.
После этих слов, как условились, наши генералы (вернее в этот момент) стали обыскивать и изымать у них оружие. Затем развели по комнатам, а потом я вышел и приказал выйти на улицу солдатам-венграм.
Теперь надо сделать второй акт. Заставить министра обороны Малетер отдать приказ о том, что когда завтра в 4 часа утра пойдут войска Советской армии в г.Будапешт, венгерские войска не должны сопротивляться и открывать огонь.Когда я пришёл в комнату к министру обороны Малетер с этим предложением, он смотрел на меня, как зверь. Я ему сказал, что надо так распорядиться, чтобы не было кровопролития. Он категорически отказался, всё ещё надеясь, что Надь сумеет что-то сделать, а оказывается, Надь, действительно, обратился в посольство США, Англии и Югославии об оказании помощи на случай неприятностей.
Тогда я начал спокойно внушать ему, что он берёт на себя огромную ответственность за кровопролитие, которое может произойти, т.к. Советская армия уже получила приказ и завтра будет в Будапеште. Выступление назначено с рассветом.
Тогда он после некоторого колебания сказал, что он может отдать также распоряжение войскам в том случае, если заместитель премьера, который является для него начальником, отдаст такое распоряжение ему в письменном виде.
Пришлось идти уговаривать "заместителя премьера". Этот, правда, оказался более покладистым и написал такое распоряжение. В общем, пока это распоряжение стали передавать в Будапешт венгерские радисты, это уже было далеко за полночь. По расчёту наши войска подходят к Будапешту. Впереди у меня шёл тяжелый танк, за ним я в тяжёлом танке, затем два средних танка, а за ними до 15 грузовых автомашин с сотрудниками-венграми. Все были хорошо вооружены.





Когда через час стали подходить к окраинам района города Будапешта, началась пальба из автоматов с крыш и их окон по нашим машинам. Подлецы-венгры не посчитались с распоряжением Сюча и открыли огонь.
Я решил побыстрее проскочить этот участок, и скомандовал головному танку по радио "полный вперёд". Тот резко увеличил скорость, затем вдруг так же резко остановился и закружился на месте, из башни пошёл дым. Я увидел, как справа и слева стоявшие венгерские зенитные орудия перевели стволы из положения (вертикального в горизонтальное) и раздались выстрелы.
Стреляли венгры из наших зенитных пушек, которые мы им по-братски дали. Командир танка крикнул мне: "Товарищ генерал, вниз". Я быстро нырнул к механику-водителю, чтобы освободить место для артиллериста, который тут же заложил снаряд и стал наводить.
Затем грянул выстрел, а я механику сказал: "Обходи первый танк, и полный вперёд", с тем, чтобы самому вырваться из-под обстрела и вытащить колонну.
Получилось удачно. Мы проскочили поле обстрела. Танк подбитый потихоньку двинулся и ушёл от места стрельбы метров за 200. Мы потом его всё же вытащили. Танкист был убит.




Тогда мы выехали в сторону от окраины Будапешта на чистое поле, километра за два от квартала, где нас обстреляли. Я приказал сделать остановку, разобраться. Оказалось, у нас трое убитых и одиннадцать ранено.
Я приказал вырыть могилы, а пока рыли, позвал "заместителя премьера и министра обороны" и говорю: "Видите, подлецы, что из-за вас делается". Те стояли пристыженные, перепуганные и бледные, как сами покойники.
Потом мы со всеми почестями, с салютом похоронили убитых. Я выступил и рассказал о подлостях Имре Надя, из-за которого погибли наши товарищи. Сделали всем перевязку раненым и к вечеру с мерами предосторожности поехали вновь в город, но уже по другому маршруту.
Всё шло хорошо, но когда стали подъезжать к тоннелю через автостраду перед городом, нам мальчишка показал пальцем на тоннель и сделал движение руками и губами: "Бух, бух!" Я послал посмотреть, в чём дело.
Оказалось, на той стороне тоннеля стояла пушка с орудийным расчётом и ждала с тем, чтобы обстрелять Советские войска. Я приказал танкисту сделать вдоль тоннеля, а не по улице пару выстрелов с тем, чтобы распугать венгров-артиллеристов, так и вышло, они разбежались.
Я приказал от пушки забрать снаряды, и мы поехали дальше, но в город так и не удалось прорваться, т.к. куда ни ткнёмся, везде военные венгры. Ночевали в лесу около нашего стрелкового полка, и на утро вышли в город. Советское посольство находилось на месте, мужественно неся службу во главе с послом Андроповым. Молодцы! Я расположил сотрудников вокруг посольства, и Андропов повеселел. Затем мы вошли в посольство и долго разговаривали.
Потом вдруг из дома напротив застрочил пулемёт. Мы бросились врассыпную, я успел крикнуть: "Ложись!", с тем чтобы спрятаться за подоконники. Одна пуля влетела в комнату и ударилась в сейф. Когда утихла стрельба, я послал автоматчика обыскать дом, откуда стреляли, но ничего не нашли. В общем, началась жизнь, как в осаждённом городе. Ночью также была сильная стрельба
В городе полный хаос. Магазины начали разворовывать. Корвинский район преобразовали повстанцы в крепость и обороняются. Имре Надь в 5 часов утра, как только узнал, что Советские войска двигаются в город, вместе с "членами правительства" бросился в югославское посольство.После 7 ноября. Ноябрьские праздники встречали здесь, в Будапеште. Встреча выразилась в том, что мы коллективно прослушали парад и митинг на Красной площади, а затем я поехал в комендатуру, где, как мне доложили, собралось много задержанного народу, "приезжих", т.е. белых эмигрантов, успевших при власти Надя прорваться в Венгрию и не успевших до прихода наших войск улизнуть обратно.
Через пару дней приехали А.И. Микоян и Аристов. Я им доложил всё, что тут происходит. Показал город, провёл около Корвин, района, где ещё продолжалась стрельба. Провёл мимо югославского посольства, где скрылись Имре Надь и его сподручные. Одним словом, всё рассказал и показал.
Анастас Иванович вызвал Конева, Казакова, Малинина, с ними поговорил, пообедали и наметили дальнейший план. Иван Степанович, было, высказался разбомбить весь район Корвин авиацией.
Но мы его отговорили, т.к. шуму будет на весь мир, а мы их возьмём измором. Сами прекратят сопротивление, т.к. у них по подземным каналам связь с городом хорошая, все новости узнают сразу, увидят, что Имре Надь не действует, и они прекратят своё сопротивление. На том и порешили.









В центре города советские войска встретили упорное сопротивление. Им пришлось применять огнемётное оружие, зажигательные и дымовые снаряды. Значительно были усилены штурмовые группы. Опасаясь многочисленных жертв среди мирного населения Будапешта, советское командование отменило воздушную бомбардировку города, развернув уже в воздухе самолёты Ту-4.

В то же самое время на остальной части Венгрии успешно действовали подразделения 8-й механизированной и 38-й общевойсковой армий. Завладев городами Сольнок, Дьер, Дебрецен, Мишкольц, они разоружили 5 венгерских дивизий и 5 отдельных полков (более 25 тысяч военнослужащих) и захватили всю венгерскую авиацию на аэродромах. Этому способствовал тот факт, что личный состав венгерской армии в основном остался нейтральным, например, в Будапеште сопротивление советским войскам оказали лишь 3 полка, 10 зенитных батарей, несколько строительных батальонов. Важную роль сыграла добровольная сдача в плен 13 генералов и более 300 офицеров в здании министерства обороны Венгрии.

Отряды «Венгерской национальной гвардии» и отдельные армейские подразделения безрезультатно попытались оказать сопротивление советским войскам.




























































К 8 ноября, после ожесточённых боёв, были уничтожены последние очаги сопротивления восставших. Члены правительства Имре Надя укрылись в посольстве Югославии. 10 ноября рабочие советы и студенческие группы обратились к советскому командованию с предложением о прекращении огня. Вооружённое сопротивление прекратилось. Остатки вооружённых отрядов ушли в подполье. Для ликвидации групп, укрывшихся в прилегающих к Будапешту лесах, производилось прочёсывание этих районов. Окончательная ликвидация оставшихся мелких групп и обеспечение общественного порядка осуществлялись совместно с венгерскими офицерскими полками.Премьер-министр Имре Надь и члены его правительства 22 ноября 1956 года были обманным путём выманены из посольства Югославии, где они укрывались, и заключены под стражу на территории Румынии. Вся акция была заранее согласована с Москвой и Бухарестом, югославы были в курсе договоренности, хотя позднее протестовали в связи с вывозом Надя и членов правительства в Румынию. Затем они были возвращены в Венгрию, и над ними состоялся суд. Имре Надь и бывший министр обороны Пал Малетер были приговорены к смертной казни по обвинению в государственной измене. Имре Надь был повешен 16 июня 1958 года.

В связи с восстанием и боевыми действиями с обеих сторон в период с 23 октября по 31 декабря 1956 года погибло 2652 венгерских гражданина и было ранено 19 226.

Потери Советской армии, по официальным данным, составили 669 человек убитыми, 51 пропавшими без вести и 1540 ранеными.


















Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

average_russian
Nov. 5th, 2018 09:02 pm (UTC)
третье фото снизу: всё идёт по плану (с) даже по госплану

Profile

skif_tag
skif_tag

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner