?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сегодня мы знаем, что в СССР антисемитизм был возведён в ранг государственной пголитики. Помните, как Высоцкий иронизировал по этому поводу: "за графу, не пустили пятую" ))

Но, государственный антесемитизм опирался на настроения многих граждан. Просто удивительно, насколько в стране, победившей всего несколько лет назад фашизм, оказались созвучны идеи поверженного врага.





Насколько обоснованны были эти настроения судить трудно, но "наверх" шли письма, подобные этому:


Письмо Л. Красковой А.А. Жданову "против засилья евреев в печати"
01.08.1948


В ЦК ВКП(б) тов. ЖДАНОВУ
ПРОТИВ ЗАСИЛЬЯ ЕВРЕЕВ В ПЕЧАТИ


Начну с конкретного факта.
Из семи членов редколлегии русского журнала «Новый мир» пять евреев во главе с редактором Симоновым.
Неужели русские писатели и журналисты все такие остолопы, что среди них нельзя найти руководителей журнала?
Почему хозяйничают евреи? А хозяйничают они так, что в каждом номере журнала большинство авторов — евреи. В последнем номере (8-ом) из 17 авторов — 11 евреев.
Но этим их наглость не ограничивается. В том же восьмом номере начался печатанием роман Ажаева «Далеко от Москвы»2. Почему этот школярский роман принят редакцией? В числе ведущих героев произведения изображен секретарь горкома партии, он же парторг стройки Залкинд, а «снабженцем» Либерман.
Евреи-критики (а вся критика у нас в руках евреев) уже поднимают роман на щит, анонсируют в «Литературной газете», уже ведутся разговоры, что Залкинд — это Левинсон («Разгром») сегодня.
Черт знает что! Народ знает, как в тылу и на фронте вели себя Залкинды и Либерманы, и можно себе представить, какое это производит впечатление.
Но критикам-евреям нет дела до мнения народа. Они хозяева положения. Они считают, что без евреев нельзя построить коммунизм. Во всех издательствах если не на первых [местах], то фактически на первых ролях сидят евреи. В Союзе писателей заправляют они, в «Литератур[ной] газ[ете]» — они, в издательстве «Советский писатель» — главный редактор еврей, в «Московском рабочем» — еврей, в «Молодой Гвардии» — еврей. Нет от них спасения!
Разверните комплект «Литературной газеты» — фамилий еврейских больше половины, а сколько их скрывается под русскими фамилиями!
Вопрос этот серьезнее и глубже, чем может показаться.
Дело не в антисемитизме. Евреи мешают переделывать психологию советских людей в коммунистическом духе. Во все области нашей жизни они вносят дух торгашества, личной корысти, беспринципной круговой поруки, подхалимства и лицемерия. Вот в чем вся штука!
Народ наш терпелив. Он терпит евреев из уважения к партийным принципам большевистской партии. Но терпение может лопнуть, особенно если, не дай бог! разразится новая война. А когда лопается терпение у нашего народа, он страшен в гневе своем.
Нельзя ли все-таки укоротить аппетиты евреев, хотя бы на идеологическом фронте? Ведь гадят они нам, все извращения корнями своими уходят в их проделки, в их психологию, если разобраться поглубже. А с ними продолжают носиться, как будто они-то и есть соль советской земли.
Говорить вслух об этом нельзя, да и не с кем и толку мало, поэтому и пишу в ЦК ВКП(б).


Л. КРАСКОВА
РГАСПИ. Ф. 77. Оп. 4. Д. 73. Л. 7—11 (на л. 12—13 заверенная машинописная копия). Рукопись. Подпись-автограф.




Письмо, использовавшееся для инициирования антиеврейской чистки в учреждениях здравоохранения Ленинграда
[01.04.1949]



В ПОЛИТБЮРО ЦK ВКП(б)

Торговля, местная промышленность, разного рода институты, наука, здравоохранение и проч. уверенно подбирается в руки евреев. А для русских в системе здравоохранения создалось уже совершенно невыносимое положение, здесь все русские решительно вытеснены.
Нет больше мочи терпеть, так тяжело русским работать в органах здравоохранения. Все центральные позиции здравоохранения находятся в руках евреев, которые на пушечный выстрел не допускают русских к делу управления здравоохранением в г. Ленинграде, имея между собою крепкую связь в деле распределения руководящих должностей; в это дело вмешиваются даже старые родственники — отцы, матери, дедушки, бабушки, дяди и тетки и др., на семейных советах.
Для примера привожу подбор руководителей в системе здравоохранения.
1. 3ав. горздравотделом — Машанский (еврей).
2. Зам. зав. горздравотделом — Левин (еврей).
3. Зав. противоэпидемическим управлением — Аншелес (еврей).
4. Зав. плановым управлением — Вульфсон (еврей).
5. 3ав. лечебно-профилактическим управлением — Надимов (еврей).
6. Зам. нач. Госсанинспекции — Зиланд (еврей).
7. Много инспекторов, во главе со старшими инспекторами горздравотдела Шнирман и Левиант (евреи).
8. Главный врач больницы им. Куйбышева Мурин и его заместитель Эдельман (евреи).
9. Управление скорой помощи: главный врач Мессель и его заместитель Райхман (евреи).
10. Главный врач б-цы им. Ленина Михин и его заместитель Левестон (евреи).
11. Главный врач б-цы им. Урицкого — Натштад (еврей).
12. Главный врач б-цы им. Раухфуса Абкин (еврей).
13. Главный врач соматической б-цы Приморского района Толочинская (еврейка).
14. Главный врач [больницы им.] XX-летия Октября Коневский (еврей).
15. Главный врач б-цы Октябрьского р-на Перельман (еврей).
16. Главный врач б-цы им. Пастера Гефтер (еврей).
17. Главный врач б-цы им. Боткина Ерусалимчик (еврей), и т.д., и т.п.
18. Директор Педиатрического института Министерства здравоохранения СССР Менделеева и заместитель Тумаркин (евреи).
19. Директор Педиатрического Института Ленинградского Горздравотдела Воловик и его заместитель Гуткин (евреи).
20. Директор Рентгенологического Института Неменов (еврей).
21. Директор Института переливания крови Кухарчик (еврей).
22. Директор Травматологического Института Машанский и его заместитель Фрейдлин (евреи).
23. Директор Института скорой помощи Грушкин (еврей).
24. Директор Стоматологического Института Пырятинский (еврей).
25. Директор Института им. Турнера Шпирман (еврей).
26. Директор Дермато-Венерологического Института Голбавицкий (еврей).
27. Главный врач родильного дома им. Видемана Шульман (еврей).
28. Главный врач родильного дома им. Шредера Чудновский (еврей).
29. 3аместитель главного врачи б-цы им. Эрисмана Шапиро (еврей).
30. Зав. облздравотделом Вольфинзон (еврей).
31. Председатель городского правления Красного Креста и Красного Полумесяца Левицкая (еврейка).
32. Главный врач 2-й психиатрической больницы Ляховицкий (еврей).
Можно еще и дальше продолжать этот список. Главные врачи поликлиник — это тоже все в основном евреи. То же и в райздравотделах. Все научно-учебные и научно-исследовательские учреждения здравоохранения и кафедры захлестнули евреи, большое количество из них профессора.
Секретарь горкома ВКП(б) Попков, подбирая себе и только себе нужных людей и опираясь на поддержку секретаря ЦК ВКП(б) Кузнецова, дошел до того, что не нашли в Ленинграде никого из русских, чтобы выдвинуть кандидатуру в Верховный совет РСФСР и остановились на ненавистной фигуре всем русским — еврее Машанском.
Уже наступает время, когда русского профессора можно будет выставить только для обозрения, а руководителей здравоохранения русских уже не осталось и для музея. Аптечное дело на 100% находится в руках евреев. Горком ВКП(б) проходит мимо сложившегося положения. Правда, в районах делаются попытки как-то регулировать наплыв евреев, но из этого ничего путного не получается, поскольку утверждение кандидата на тот или иной пост зависит от горкома.
Все, что здесь написано — это не есть великодержавный шовинизм, а это есть желание русских получить национальное равноправие.
Помогите же русскому человеку, ведь среди русских много-много очень способных людей.
Русские выносили всю тяжесть войны, а правительственных наград у врачей-евреев всего больше, хотя они в своем большинстве на линии огня и не были, окопавшись в тыловых госпиталях и других тыловых организациях. Многие из них сумели получить и инвалидность, будучи физически крепкими людьми, а теперь получают пенсии.
Если провинился еврей, то до показания дело не доходит, а если русский, то учиняется большой шум.


Л. МАКАРОВ
Копия верна:
Романов
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 118. Д. 478. Л. 246—249. Копия.

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

(Anonymous)
Oct. 13th, 2018 09:41 pm (UTC)
У моего папы был двоюродный брат Наум (когда-нибудь я напишу о нём подробно) - человек неординарный, противоречивый, увлекающийся, прошедший сложный духовный путь от ортодоксального коммуниста до ярого сиониста.

Наум был профессиональным военным, призвался в Красную Армию аж в 1936 году, Отечественную войну начал лейтенантом в ноябре 41-го на Украине и закончил в 45-м в Австрии майором, заместителем начальника связи дивизии. Четыре года фронта, вся грудь в орденах. Ну, всё, как положено.

После войны Наум остался в армии, дослужился до подполковника. В 1967 году за невинную попытку поставить в его родном местечке Щедрин памятник расстрелянным евреям (у Наума в Щедрине погибло 78 родственников), он был объявлен агентом мирового сионизма, разжалован до рядового и лишён военной пенсии. Четыре года он воевал за Советскую власть, потом четыре года воевал с Советской властью за право уехать в Израиль.

В 1975 году семью Наума буквально вышвырнули из Союза. Позже стала известна причина торопливости властей: оказывается, разрешение на выезд было дано в обмен на возвращение в СССР советского подполковника, оказавшегося в израильском плену во время войны Судного дня (тогда советским Министерством Обороны руководили не вороватые гопники, а люди, хоть и не любившие Израиль и весь мировой империализм, но знавшие, что такое армия и что такое война; они даже с тяжёлого похмелья не смогли бы придумать басню бурятского шамана о сверхскоростных истребителях, "прикрывающихся" зависшей в воздухе консервной банкой).

Я успел пообщаться с Наумом совсем немного: мы приехали в Израиль в 1990, а в 1991 он умер. Но я хорошо запомнил эти беседы. Наум не учил меня как пользоваться банкоматом, как экономно расходовать воду, что говорить на интервью, и куда идти учиться. ("Сам во всём разберёшься. Все разбирались, и ты разберёшься"). Он рассказывал о своих встречах с Бегиным ("Он же наш, из Бреста), с Хаимом Лесковым ("Он тоже наш, из Борисова"), с Голдой Меир ("Толковая была тётка, хоть и из Киева", - и хитро подмигивал в сторону жены Клары, которая была родом из Шепетовки), с Сахаровым ("Он вообще не из наших, но я не встречал человека более честного и более порядочного, чем Сахаров"). Он говорил о вещах глобальных: об истории, о религии, о политике. Он, вообще, был человеком глобальным.

- Знаешь, - сказал мне как-то Наум, - Я за свою жизнь видел очень много страшного. Особенно во время войны. Но, наверное, психика человека так устроена, что она создаёт эмоциональный барьер. Ты смотришь на вещи как будто со стороны, как будто не с тобой это происходит. Иначе можно сойти с ума.

- Знаешь, я за всю войну ни разу не плакал. Не плакал, когда хоронил боевых товарищей. Не плакал, когда стоял над рвом, в котором лежали тела моих родителей и трёх сестёр. Не плакал, когда мы проходили через сожжённые вместе с жителями белорусские деревни. Я не заплакал, когда в одном румынском городке мы нашли грузовик, битком набитый кусочками мыла, на каждом из которых было тиснение: "Из чистого еврейского жира".

- Я ни разу не заплакал после войны. Ни, когда меня, отдавшего 25 лет жизни Советской Армии, лишили воинской пенсии, ни, когда молодой майор КГБ, не нюхавший пороху, назвал меня, фронтовика, изменником родины, ни, когда предавали самые, казалось бы, близкие друзья.

Я сжимал зубы на советской таможне, когда мы уже уезжали, и над нами откровенно издевались: перерыли багаж, забрали книги, ценные вещи, а то, что не смогли отобрать, сломали.

Мы ехали на поезде через Румынию и через Венгрию. Ехали практически молча: волновались, что коммунистические власти могут в любой момент изменить своё решение и вернуть нас обратно.

Когда мы пересекли австрийскую границу, в купе вошли два австрийских пограничника с автоматами. Я впервые за 30 лет видел вооружённых людей, говорящих по-немецки. Не самое приятное ощущение. Я безоружный, на 30 лет старше. А они опять молодые, опять с автоматами, и вечно немцы.

И тут из-за спин пограничников выглянул человек в штатском. Он широко улыбнулся и сказал сначала на английском, которого мы не знали, потом повторил на идиш и на ломаном русском: "Шалом! С этой минуты вы находитесь под защитой Государства Израиль".

И я заплакал... Первый раз в жизни...



Автор: Слава Шифрин

Profile

skif_tag
skif_tag

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner