skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Category:

Дело было на Миус-фронте

Пограничный Вениамин Борисович

pogranichny

- Как происходило взятие Батайска? Мне ветераны рассказывают, что немцы отбили город через сутки.

В.Б.П. - Наша батарея первой в бригаде незаметно вышла к городу. На рассвете двое человек из взвода управления пошли на разведку. У каменного моста на въезде они пытались бесшумно снять часовых, но началась стрельба. Выстрелы утихли, мы в напряжении ждали, что произойдет дальше. Разведчики вернулись. Мы думали что немцы немедленно откроют огонь по всей линии обороны, но было тихо. Дальше в город пошла разведка нашей бригады. Мы двинулись вслед за ними, зашли в Батайск, вместе с подошедшей к нам на помощь пехотой. Немцы спали в домах. Помню как зашли с товарищем в дом, а там в одной из комнат, на полу спали пять гитлеровцев. У товарища ППШ, у меня карабин. Немцев мы просто застрелили, фактически - спящими. До своего оружия они дотянуться не успели. Из ближайших домов, выскочили гитлеровцы, завязался бой. Все перемешалось, где свои, где чужие - не разберешь.
Появились немецкие танкетки с 37-мм пушками. Их подожгли. Пошел дальше с пехотой. Выбиваю ногой дверь в подвал, стреляю в немца, он не падает наземь, а только садится, прислонившись спиной к стене. Стреляю в него снова и снова. Он продолжает сидеть. Как раз струйка света из подвального окна падает на его голову. Я распсиховался, а ребята рядом смеются -«Он уже убит!». Ворвались на станцию. Как потом подсчитали, там было сорок немецких эшелонов, среди них даже эшелон с новыми танками на платформах. Ну, и, «как положено», сразу нашлись цистерны со спиртом. Все стали пить не разбирая, где технический спирт, а где питьевой. Слух о богатых трофеях, молниеносно, достиг все части наступавшие на Батайск. Наступление немного застопорилось. Все отмечали боевой успех… Моя батарея прошла рядом со станцией, но на станции уже наводили порядок и артиллеристов к путям не подпустили. От нашей батареи на станции остались старшина, я, и еще один боец. Нам приказали ждать на станции « полуторку» со снарядами и сопроводить ее до батареи, у нас уже оставалось по пять снарядов на орудие, а старшине комбат дал задание «пошукать» трофеи. Этот приказ комбата и спас нам жизнь. Батарея продвинулась вперед и была смята немецкими танками. Отбивать атаку было нечем, снаряды закончились. Ребята сняли замки с орудий и пытались отойти, но немцы давили артиллеристов гусеницами. Полностью погиб первый расчет, в котором служил наводчиком мой товарищ… Одним словом, седьмого февраля немцы выбили нас из большей части города, но мы смогли зацепиться за окраины. Мы начали контратаковать… На следующий день Батайск был снова в наших руках. И мы и немцы понесли серьезные потери. Центр Батайска и район железнодорожной станции были буквально завалены трупами. После, наша бригада брала Ростов, а ее остатки дошли до Миуса… На Миусе, фронт встал, закончились люди… За Ростов и за Миус-фронт меня наградили медалью «За Отвагу». В 1954 году поехал в Батайск, на могиле бойцов батареи уже стоял обелиск с именами павших. Отдал почести своим погибшим друзьям …

- Встречался за последний год с четырьмя фронтовиками,воевавшими на Миус-фронте весной 1943. Главное в их воспоминаниях о том периоде - голод. Как сказал мне связист Френкель из 156 -й стрелковой бригады -«Голод был хуже блокадного». Насколько верно такое утверждение?

В.Б.П. - Это еще мягко сказано. На передовой началась цинга, у всех выпадали зубы. Нам иногда давали на день только буханку хлеба на восьмерых. И все… Немцы знали, что мы голодаем и издевались над нами в своих листовках, сбрасываемых с самолетов-«Иван, переходи к нам, дадим котелок каши!»… Табака не было вообще несколько месяцев. Нацмены не выдержали, украли верблюда в обозе и съели. Расстрельное дело… А голод людскую психику быстро разрушает… Пошел в разведку, смотрю, стоит немецкий подбитый БТР. С сорок второго года стоял. Рядом с ним лежали скелеты нашим моряков и остатки тельняшек истлевали на костях. Дай думаю, посмотрю, вдруг повезет и в БТР найду что - нибудь съестное. Дошел до него, проверил - внутри пусто. Разворачиваюсь, и тут у меня волос дыбом встал. Оказывается, я прошел через минное поле, густо нашпигованное противопехотными минами. И мне еще предстоял обратный путь через это поле… На Миусе я стал свидетелем редчайшего случая. Между нашими и немецкими позициями не было почти «нейтралки». Расстояние между окопами противников было чуть больше 50 метров. Мы все время переругивались с немцами, потом страсти чересчур накалялись, и по всей линии начиналась перестрелка из всех видов оружия. Это повторялось ежедневно и многократно. Разведка бригады долгое время пыталась взять «языка», но все бесполезно, только каждый день гибли разведчики. Ночью в нашу землянку вдруг заваливается какой-то пьяный громила двухметрового роста, в одном нижнем белье, пытается стянуть на пол нашего спящего бойца и начинает ругаться на немецком языке, почему мол, его место уже занято? Мы накинулись на него. Немец попался здоровенный, с трудом держали его вчетвером. Он сразу протрезвел, сопротивлялся, и когда его связывали, немец изловчился откусить палец одному из солдат. Выяснилось, что вышел ночью немец из своего блиндажа «до ветру», и по дороге назад, «с пьяных глаз», перепутал направление, спокойно преодолел «нейтралку» и завалился в нашу траншею… Но как не заметили дежурные пулеметчики двухметровую фигуру в белом нательном белье, идущую по нейтральной полосе к нашим позициям?

- Какие потери понесла Ваша бригада до выхода на Миус. Например, в «братской» 156-й стрелковой бригаде после Ростова из четырех отдельных стрелковых батальонов осталось меньше 100 солдат, сведенных в один батальон, в котором народу было меньше чем в роте. В 159-й бригаде была аналогичная ситуация?

В.Б.П.- Да. До Миуса дошли только артиллеристы, остатки снайперской и разведроты, и остатки штабных подразделений. Стрелков вообще не осталось. Подобная ситуация была и во время взятия Таганрога. Город Таганрог брала артиллерия. В пехоте, в передовой линии на нашем участке, оставалось ровно семь человек…Из целого полка… На Миусе нас пополнили, как мы тогда выражались, - «ростовскими жуликами». Один из них с голодухи отрубил себе саперной лопаткой три пальца на руке, а в санбате, пытался выдать «свои раны» за осколочные ранение. Расстрелян, перед строем. Но, в основном, в этом пополнеи были хорошие и смелые люди. Вся война на Миусе вспоминается какими-то фрагментами. Помню бой между деревнями Надеждино и Амбросиевка. Наши «катюши» дали несколько залпов, немцы сразу ответили огневым налетом. Связь перебило. Я был на передовом НП. Пошел на порыв, с двумя катушками провода на горбу. С огневых позиций батареи навстречу мне пошел мой товарищ Найдюшкин. Жуткий немецкий огонь. Залег под огнем. Какое-то время я полз по старому противотанковому рву. Дошел до разрыва, устранил повреждение, чуть дальше прополз, и вижу своего друга Найдюшкина, убитого осколками снаряда… Наше «стояние на Миусе» еще запомнилось постоянными массированными немецкими бомбежками. Очень часто батарею выводили на прямую наводку или нас использовали как «кочующие орудия». «Удовольствие» - еще то… Пошли один раз ночью с Салахиевым протянуть связь на ПНП, находившийся впереди пехотных порядков, в полутора километрах от огневых позиций батареи. Взяли с собой четыре катушки провода. Дали «нитку», а на обратном пути заблудились, плутали несколько часов, и все время возвращались на исходную точку. Начало светать. «Заколдованный круг». Так и вышло. Мы, оказывается, все время, в кромешной мгле, ходили вокруг одного и того же бугра. На Миусе, я, как и многие из нас, заболел малярией. И осенью меня эта болезнь доконала. На Миусе, в мае 1943 года, остатки нашей и 156 -й бригады отвели в тыл. Нас влили в части, предназначенные для новой формировки 130-й СД. Провели десять дней в тылу и снова вернулись на передовую. Осенью брали Мелитополь, Мариуполь. Под Мариуполем поддерживали кавалерийский корпус Кириченко. Очень тяжелые бои. Ворвались в город, я был вместе с пехотой. Шел уличный бой, и мы залегли возле одиночного дома, немцы стреляли по нам разрывными пулями. Вокруг нас виноградники. Меня трясло от малярии. Кто-то сказал -« Возьми гроздь винограда, поможет». Только руку к грозди протянул, сразу пулеметная очередь… С высокой температурой меня отправили в санбат. Лечили акрихином. Кризис миновал только через десять дней. Пока лежал в санбате - дивизия ушла вперед. Меня отправили в маршевую роту, и я попал служить артиллерийским разведчиком на полковую батарею 76 мм орудий 478-го СП 320-й СД. Эта дивизия когда-то была национальной, армянской, и среди артиллеристов еще сохранилось немало солдат призванных из Армении. Много было солдат из Ленинакана и его окрестностей. Батареей командовал двадцатилетний киевлянин старший лейтенант Садомов Виктор Сергеевич. Но вскоре меня снова ранило в районе Большого Токмака. С моим напарником Березкиным мы корректировали огонь батареи с НП из рощи. Пехота продвинулась, захватила спиртзавод… и все - перепились. Березкин был возле стереотрубы, которую мы замаскировали в кроне дерева. Кричит мне -«Немцы отбили завод! Лопатками наших раненых добивают!». Я залез на дерево посмотреть, что творится, и тут рядом с деревом разорвался снаряд. Почувствовал удар в живот. Березкин крикнул -«У тебя весь бок в крови!». Начал спускаться вниз, и снова рядом с НП разорвался следующий снаряд. Березкину осколки попали в ногу. Доложили на батарею, что мы выведены из строя. Шли с ним три километра до санбата, поддерживая друг друга. Я все не мог понять, почему я могу передвигаться, если у меня осколок в животе? Приготовился помирать. Дошли до полевого госпиталя, сотни людей лежат прямо на земле в осенней грязи. Переправили в госпиталь в Токмак. Раненых разместили в коровнике. Стояли топчаны, покрытые соломой. Вокруг крики, мат. Мне дали стакан спирта и положили на топчан. Четверо женщин -санитарок держали меня. Раньше пил мало, и с этого стакана я сильно захмелел. Но когда мне разрезали живот и стали искать осколок!.. Такая она была - фронтовая анестезия… После выписки из госпиталя вернулся на батарею. Мы наступали на немецкий плацдарм под Запорожьем, в районе села Большая Лепетиха. Наше наступление не совсем удалось, но и мы сами захватили плацдарм на противоположном берегу, и встали в обороне."
Tags: История. Таганрог, война
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment