skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Ох, уж эта Украина

В этот день, ровно 43 года назад, в украинском Днепропетровске случился еврейский погром. Дело обычное, но в послевоенное время не сильно частое. Всё же сложно было здесь не провести параллели с "художествами" немчиков, а это считалось в СССР делом недопустимым.
Ну, вот в Днепре смогли...
А начиналось всё с обыкновенной ссоры двух соседей, которые, хватая друг друга за грудки, нежно называли друг дружку жидярой и хохлярой.
А потом тот, который хохляра, почему-то выпал из окна. Как выяснилось позже, совсем без помощи того, который жидяра. Но это уже было неважно. Моментально собравшаяся толпа знала что делать. Сначала они расправились с предполагаемым обидчиком, потом пошли громить всех евреев (или тех кого таковыми считали). По пути разбивали витрины и магазины, а закончили шабашем на еврейском кладбище.
Беспорядки продолжались три дня, были убиты несколько человек, в город введены войска...

Не менее серьёзные беспорядки произошли годом ранее в Днепропетровской области - городе Днепродзержинске.
А всё началось с того, что в милицейский ГАЗик "Спецмедслужба" (помните такие кареты вытрезвителей?) погрузили трёх слегка подвыпивших товарищей. Не алкашей, обычных работяг, гулявших в этот день на свадьбе.



Вот, что на этот счёт нам говорит, составленный позже, протокол:
25 июня 1972 года около 15 часов милиционер Л.Виноград и шофер-милиционер Ю.Колесник, работники медвытрезвителя, в автомашине спецмедслужбы ГАЗ-1-8 №49-43 ДНО доставляли в вытрезвитель граждан Савелия Куропятника, Петра Майоренко и Валентина Ланина.
В салоне находилась канистра с бензином. Во время движения по проспекту Ленина от возгорания паров бензина в машине произошел пожар. Куропятник и Ланин от полученных ожогов скончались сразу, а Майоренко – на следующий день.
Толпа горожан, окружившая машину, утверждала, будто работники милиции умышленно подожгли автомобиль. Подоспевших пожарных люди не допустили к тушению огня, сорвав пожарные шланги.


Это было только начало.
Подстрекая толпу, зачинщики остановили машину автоинспекции ГАЗ-51 и заставили шофера О. Инноченцы доставить на буксире обгоревшую машину к административному зданию на площади Дзержинского.
Из толпы стали бросать камни, палки и другие предметы в окна, а некоторые из активистов ворвались в здание.
Прибывшие военнослужащие, в которых тоже бросали камни и палки, совместно с работниками милиции и дружинниками потеснили толпу от здания.
Ведомая зачинщиками толпа двинулась к зданию горотдела внутренних дел на улице Ленинградской. Там они побили окна и свалили забор, а на дворе повредили стоявшие автомашины.
Во время массовых беспорядков пострадали 22 военнослужащих, семь работников милиции и несколько граждан.

Понесли наказание девятеро бунтарей: Григорий Лысенко, 1934 г.р.; уроженец провинции Чако в Аргентине, дежурный слесарь новопрокатного цеха завода им. Дзержинского Василий Сулим, 1938 г.р.; газорезчик Приднепровского химзавода Александр Скобликов, 1936 г.р.; Виктор Коваленко, 1953 г.р.; рабочий ресторана Анатолий Бирко, 1952 г.р.; однорукий автозаправщик химкомбината Виктор Чукань, 1952 г.р.; слесарь вагоностроительного завода Мацыкян Владимир, 1949 г.р.; автослесарь завода им. Дзержинского Сергей Боженко, 1954 г.р.; электросварщик электромонтажного управления «Днепродомнаремонт» Игорь Прусов, 1952 г.р.

Григорий Лысенко призывал толпу избивать милиционеров и принял личное участие в линчевании милиционера А.Иванова, а председателю исполкома Николаю Ктитареву швырнул в лицо горящий окурок папиросы.
Василий Сулим опрокинул машину медвытрезвителя, а когда майор Глущевский сделал ему замечание, сорвал с него погоны.
Александр Скобликов «с циничной развязностью пытался сфотографировать председателя горисполкома», после чего взобрался на козырек у входа в здание горкома КПУ и выкрикивал провокационные призывы.
Виктор Коваленко поджег машину медвытрезвителя и не пускал к ней пожарных.
Анатолий Бирко, заставив Инноченцы буксировать машину медвытрезвителя к площади, сел в кабину и размахивал обгоревшей гармошкой, принадлежавшей одному из пострадавших.
Виктор Чукань на площади бросал камни в окна и с палкой в руках нападал на военнослужащих. По его примеру был сломан забор у 9-й горбольницы, толпа вооружи-лась палками и пошла громить ГОВД.
Владимир Мацыкян подал команду, чтобы толпа опрокидывала машину. Это послужило сигналом к учинению беспорядков.
Сергей Боженко принимал участие в избиении милиционеров на проспекте Ленина, бил фары, снимал с задних фонарей лампочки. И, сев в кабину машины Госавтоинспекции, заставил Инноченцы на буксире тащить сгоревший ГАЗ к горисполкому.
Игорь Прусов, прибыв на площадь, первым подбежал к входной двери горисполкома, сорвал ее с петель и вместе с другими проник в здание, где учинил погром. У здания ГОВД бросал камни в окна и в работников милиции.

Срок получили все...
Все были осуждены по статье 71 УК Украины. Лысенко и Сулим получили по 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима, Чукань и Скобликов – по 12, Коваленко – 10, Прусов и Бирко – по 7, Мацыкян – 6 и Боженко – 5. Кроме того, с каждого в пользу Президиума адвокатской коллегии было взыскано по 150 рублей.

Несколько лет назад местная газета опубликовала интервью с Виктором Чуканем, отсидевшим от звонка до звонка 12 лет.



- Виктор Михайлович, 25 июня 1972 года вам было неполных 20 лет. Расскажите, с чего все началось.

- В воскресенье, на второй день свадьбы, которую гуляли в обычном дворе, двое гостей и гармонист отправились в магазин. Их, подвыпивших, встретил милицейский патруль - и средь бела дня, прямо с гармошкой, повез в вытрезвитель. А в «воронке» стояла емкость с бензином, он вспыхнул. Двое милиционеров испугались и убежали. Несчастные сгорели заживо. Среди них был и мой сосед Валентин Ланин.

Хорошо помню, как в тот день, в обеденное время, вернулся с турбазы в город - и узнал, что Валика забрали. Все возмущались, что обычных работяг - не алкоголиков, не хулиганов - посчитали злостными нарушителями. О трагедии еще не было известно. Мы отправились выручать товарищей - компанией человек в 15. В центре города выходим из трамвая и видим: стоит тот «воронок» и горит Задержанных в машине уже не было, но тут же стало известно, что они погибли. Утихомирить собравшуюся толпу пытался милиционер: «Разойдитесь, считайте, что ничего не случилось...» На него бросились с кулаками.

Как раз праздновали День молодежи, и возмущенных становилось все больше, много было и зевак... Мы схватили пожарные шланги, привязали ими сгоревший автомобиль к бортовой машине ГАИ. Кто-то сел за руль, еще человек 50 набились сверху - и поехали к горкому партии, волоча обугленный «воронок», который катился по асфальту голыми дисками. Сзади и спереди тянулась стихийная процессия: собралось около 20 тысяч человек. У горкома стали требовать, чтобы кто-нибудь из партийных работников вышел и объяснился. Но никто не появился. Тогда обозленные люди стали швырять в здание все, что попадалось под руку. Разбили окна, облицовочную плитку. Забегая вперед, скажу, что на следующий день горком ремонтировали несколько строительных бригад.

- Потом все двинулись к горотделу милиции. Зачем?

- Оказалось, что в горкоме власти нет. Кроме того, у людей уже разгорелся «охотничий инстинкт», стали кричать: «На горотдел!». А возле милицейского здания тем временем выставили оцепление в три кольца: местные правоохранители с дубинками и автоматами, срочно вызванные солдаты Внутренних войск, курсанты школы милиции и офицеры полка МВД из Днепропетровска. Бунтовщики разобрали деревянный забор и вооружились штакетинами. Людей, готовых биться чем придется, было около двух сотен - в основном мужчины среднего возраста, рабочие местных заводов. В потасовке милиция и солдаты оттеснили местных жителей, те разбрелись - кто по домам, кто в больницы... Бунт начался около двух часов дня, а к вечеру все закончилось.

- Помните свои тогдашние эмоции?

- Чувство мести и желание добиться справедливости. Они заслоняли страх. Мы были полностью уверены в своей правоте. Ведь многого и не добивались, политических требований не выдвигали. Просто хотели, чтобы кто-то из начальства вышел и объявил: виновные будут наказаны. К тому же в толпе сразу вспомнили о предыдущем случае: кто-то из родственников высокопоставленного лица сбил насмерть человека и не был наказан. Все это накатило единой болью. Какого-то одного зачинщика не было.

- Впоследствии бунт представили как сборище пьяных и «хулиганствующих элементов». Среди активистов находились пьяные?

- Нет! Тогда с водкой вообще было гораздо строже, чем сейчас. А в момент бунта возле продмагов выставили охрану, чтобы предотвратить мародерство.

- Как развивались события дальше?

- Вечером я вернулся домой весь в синяках. Родители, уже зная, что случилось, сочувствовали, отец сказал: «Может, уедешь в село?». Но скрываться не было смысла. Ведь на протяжении бунта представители спецслужб фотографировали всех подряд - прямо на улицах, с балконов, из окон близлежащих домов. Судебное дело нашей группы из девятерых человек (активистов судили группами) состояло из двух томов собственно дела и шести фотоальбомов!

На следующее утро я ехал на смену. Улицы будто вымерли, зато было много милиционеров и солдат На комбинате уже ждал офицер милиции: «Собирайся, поехали...» Меня и еще нескольких человек с предприятия доставили в Днепропетровск. Суд состоялся быстро, через два месяца.

- Признали ли вы свою вину?

- От своих действий не отказывался: да, бил, потому что заслужили! Как это так - товарища моего сожгли?! В итоге я был осужден на 12 лет колонии усиленного режима по ст. 71 Уголовного кодекса: «Организация массовых беспорядков, сопровождаемая погромами и поджогами административных зданий, а также силовое сопротивление властям». За это предусматривалось лишение свободы на срок от двух до 15 лет. Но осужденные получили по максимуму - по 10, 12, 15 лет. Судили и невиновных: фотографа Скобликова посадили на 12 лет, хотя он во время бунта просто делал снимки.

Кстати, милиционеров, убежавших из пылающей машины (я запомнил их фамилии - Виноградов и Колесник), таки наказали: водителю дали 8 лет, а офицеру - 12 (кто из них кто, точно не ручаюсь).


Tags: История. СССР
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments