skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

"Чечевица" и её плоды

Оригинал взят у skif_tag в Ледовое побоище ХХ века
У каждого народа своя история, свои герои. Из уст в уста, от поколения к поколению передаются легенды, были и небылицы, слагаемый в героический эпос, вдохновляющий всё новые и новые поколения.
Вся история чеченского народа - это история вражды и противостояния с соседями, в основном с русскими. В этой многовековой истории была одно страничка, о которой мы сегодня вспомним.
Сегодня уже ни для кого не секрет, что послужило причиной репрессий, которым подвергся чеченский народ.
В результате операции "Чечевица" тысячи и тысячи чеченских семей были вывезены в течении нескольких дней в малообжитые районы восточного Казахстана.

3369

Для местного населения, для начальства и охраны, они были дикие звери, враги.
И в этих условиях чеченцы самоорганизовывались, что бы противостоять геноциду.
Вот как описывает чеченский эпос события весны 1951 года:

Не только голод и холод испытывали в неотапливаемых помещениях несчастные переселенцы. Сюда периодически наведывались зэки, бывшие хозяева бараков. Они устраивали погромы, убивая и калеча чеченцев.
Убедившись, что помощи им ждать неоткуда, чеченцы решили защитить себя сами. Накануне очередного погрома они собрались вместе и решили "достойно" встретить своих обидчиков, не дожидаясь, пока они ворвутся в бараки. Люди вооружили чем попало всех, кто способен был держать в руках хотя бы палку (включая женщин и детей), и пошли навстречу зэкам, которые двигались к баракам, чтобы в очередной раз подвергнуть их разгрому.
Впереди шла молодежь. Следом – подростки, старики, женщины и дети.

На мосту через реку Иртыш произошло самое настоящее сражение между зэками и восставшими переселенцами. Женщины и дети сражались на ровне со взрослыми мужчинами. Несмотря на неравенство сил, чеченцы дрались с отчаянием людей, которым нечего было терять. Они хватали своих обидчиков, избивали, сбрасывали с моста. На Иртыше был еще лед, и сбрасываемые с моста уголовники разбивались насмерть. От этого весь лед был в крови.


230_5

Совсем по другому описывает эти события Михаил Полторанин, чьё детство прошло в тех краях:

1394774762_polt1

Как то на наш класс выделили две пары валенок. Попробуй их разделить справедливо, когда кругом одни голодранцы. С нами учились чеченцы. И педсовет (а это были русские женщины) передал валенки им. Как представителям обиженного народа. Никто не роптал. Мы все-таки дома, говорили нам взрослые, а их, бедолаг, сдернули с родных мест, загнали черт-те куда. Люди, повидавшие многое, умели жалеть.
Но вот чеченцы обустроились. Обжились. Обвыкли на новом месте. И
пошло и поехало.
Тех, кто делился с ними куском хлеба, они стали грабить и насиловать.
Нагло действовали вайнахи. Нападали по-волчьи, стаями, приставляли к горлу ножи и отбирали деньги, одежду. Молодых женщин тащили в кусты.
По ночам они обшаривали чужие сараи и воровали коров. Знали, конечно,
что наши отцы и старшие братья погибли на фронте, в домах одни вдовы с
мелюзгой — кого им бояться! Одним словом в Восточном Казахстане вайнахи, что называется, оттягивались на вдовах и детворе.

В конце 40-х годов в Усть-Каменогорске и Лениногорске развернулось большое строительство. Начали возводить гидростанцию на Иртыше, Ульбинский завод по обогащению урана, полиметаллические комбинаты. Кому работать, если война выбила всех мужиков. На Украине и в российских областях вербовали людей — они тысячами ехали в Восточный Казахстан. Было много фронтовиков.
«Вербованным» очень не понравился вайнахский террор. Запахло грозой.


Но, чеченский бандиты продолжали своё привычное дело. В Лениногорске преступными лицами из числа чеченской диаспоры произошло убийство малолетней дочери вдовы фронтовика Паршуковой. Всё это происходило на глазах у соседей.

В это же самое время в соседнем Усть-Каменогорске произошло убийство израненного на фронте милиционера. Его обнаружили под деревянным мостом через Ульбу, подвешенным за ноги вниз головой, с перерезанным горлом.
Ситуация накалилась до предела.

На этом фоне случилось другое, вообщем-то заурядное убийство. На почве бытовой ссоры, чеченца, выхватившего нож, насмерть забил железным прутом завербованный горняк. Это известие тут же всколыхнуло Чечен-городок, где компактно проживала вся диаспора. Кавказцы толпой пошли по городу избивая всех встречных рабочих.
Кто не успевал убежать, забивали до смерти.

И тут полыхнуло. Для вербованных это стало сигналом тревоги, тут же нашлись авторитеты, собравшие настоящее войско, двинувшуюся на поселок кавказцев. В руках были вилы, ножи, цепи, топоры.
Настоящее побоище началось у берега реки Ульбы. Чеченцев убивали, рубили топорами, убегавших догоняли и добивали. Чаша терпения переполнилась, и всё то, что копилось месяцами и даже годами, выплеснулось кровавой волной на весенний талый снег.

Михаил Полторанин:

Только-только начался ледоход, Ульба, впадая в Иртыш, уже громоздила торосы. Они вставали на дыбы и рассыпались с грохотом, сталкиваясь. И в эту бурлящую кашу, в этот ад восставшие «вербованные» погнали всю чеченскую диаспору: мужчин, детей,
стариков.
Многие, спасаясь, смогли добраться до другого берега глубокой реки, а
многие тонули подо льдинами. Сколько погибло людей, не известно.
Документальных данных я не нашел, а то, что видел тогда своими глазами (мы жили на крутом берегу Ульбы, куда устремлялись гонимые), подсчётам не поддавалось.


Об инциденте было извещено руководство страны, включая Сталина. Через три-четыре дня начались массовые аресты. Задержанные направлялись в городскую тюрьму, камеры которой быстро оказались переполнены. Судили человек 50. Главный «зачинщик» не был обнаружен.
3 мая 1951 года в докладной записке на имя первого секретаря ЦК КП(б) Казахстана Жумабая Шаяхметова обком партии рапортовал о принятых мерах:

«Дело Мамонова и др. 38 человек деклассированных элементов, обвинявшихся в организации массовых беспорядков, рассмотрено в г. Лениногорске. Дело Цурикова и др. 11 человек деклассированных элементов, обвинявшихся также в организации массовых беспорядков, рассмотрено в г. Усть-Каменогорске.

Все они осуждены по статье 59-2 и 59-7 УК…»


Статья 59 Уголовного Кодекса, действовавшего в те годы, намечала кары за преступления против порядка управления, за погромы и предусматривала длительные сроки заключения или расстрел с конфискацией «всего имущества».

Tags: История. СССР
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments