January 10th, 2020

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Таганрогское дело

Из книги Алексея Зуева:

1936 год. Таганрог

Начальник Таганрогского городского отдела НКВД капитан госбезопасности Евгений Баланюк получил из Ростова-на-
Дону телеграфное предписание начальника Управления НКВД по Азово-Черноморскому краю комиссара госбезопасности
Г. Люшкова негласно арестовать первого секретаря Таганрогского горкома партии Степана Варданиана.




Баланюк был крайне удивлен содержанием телеграммы.
Всего за день до ее получения он подробно докладывал комиссару оперативную обстановку в городе. Указаний и даже вопросов по Варданиану не было, так как в городском отделе не было никаких компрометирующих его данных.
За неделю до этого Е. Баланюк участвовал в проводах С. Варданиана в Москву, на крупное совещание партийно-хозяйственного актива. Первый секретарь связывал свою поездку с получением дополнительных материальных ресурсов для Таганрога. Особое место в его поездке занимала возможность встречи с народным комиссаром тяжелой промышленности С. Орджоникидзе для решения актуальных вопросов реконструкции металлургического завода и развития трамвайного хозяйства. Руководитель отдела НКВД знал и ценил организаторские возможности партийного лидера, верил в его способности вести за собой людей ...
Встречать возвращавшегося из Москвы С. Варданиана на станцию Марцево пришли руководящие партийные и советс-
кие работники Таганрога. Скорый поезд «Москва - Ростов» прибывал по расписанию.
Е. Баланюк приехал на вокзал несколько раньше. С ним было три оперативных сотрудника отдела - Олиферов, Мишин и Билькис, Присутствие четырех чекистов на малолюдном перроне могло насторожить, поэтому Баланюк отправил своих подчиненных в помещение линейного поста милиции, а сам присоединился к встречавшим Варданиана. Тревожное настроение не повидало его, более того, оно усиливалось по мере приближения поезда. Он не верил, что Варданиан является врагом народа. Чекист понимал, что информация по нему поступила в Ростов из Москвы. А что там произошло, неизвестно. Всего месяц назад народным комиссаром НКВД стал Н. Ежов. Многие чекисты, в том числе и Баланюк, предполагали, что новый нарком остановит волну репрессий, поднятую прежним руководителем НКВД Г.Ягодой.
Уже по первым ориентировкам Ежова стало ясно, что репрессии не будут остановлены. В периферийный орган, каким
был Таганрогский отдел НКВД, информация, как правило, приходила с опозданием и отличалась скупостью. Поэтому Баланюк хотел выяснить у самого Варданиана не только обстановку в Москве, но и что там произошло с ним. Но как это сделать?
Времени почти не было. Согласно предписанию, он должен направить первого секретаря в Ростов вместе с сопровождающими немедленно. Попробуй не исполни требование комиссара госбезопасности. То, что в телеграмме просматривалась рука Москвы, он уже не сомневался: не единожды прокрутив в голове всю ситуацию с Варданианом, он убеждался в необходимости мер по спасению секретаря горкома.

Collapse )

Глазами ребёнка

Из книги воспоминаний Нелли Морозовой-Моррисон, дочки Александра Моррисона, фигуранта "таганрогского дела":

"....
— А что, твой отец дружен с Варданианом?

Я не успела подумать, как из меня совершенно неожиданно выскочило:

— Дружен? Да он носится с ним, как с ребенком!

В тот же миг я готова была провалиться. Оснований для такого ответа у меня не было никаких. Я не знала, насколько близкая дружба связывает отца с Варданианом. У нас он не бывал никогда.

Я однажды была с отцом у него в доме. Меня поразило, что он один занимал целый особняк. Правда, небольшой. Но сад при нем — огромный, и в саду ни души. Я долго бродила по нему и, соскучась, вернулась в дом.

Отец был в комнате один. Варданиан, видимо, вышел. Указывая на большую фотографию на стене, отец спросил:

— Как ты думаешь, кто это?

— Сталин.

За моей спиной послышались шаги, вошел Варданиан, и я поняла, что на фотографии изображен он. Я была сконфужена. Варданиан не обиделся, а засмеялся и потрепал меня по плечу. Отец задавал вопрос наедине, никак не рассчитывая, что мой ответ будет услышан. Он тоже засмеялся, несколько натянуто.

Collapse )