November 14th, 2019

Вода всему голова



Администрация Таганрога решила добиться через суд взыскания с МУП «Управление «Водоканал» около 27 млн рублей.
7 ноября власти города подали соответствующее исковое заявление в Арбитражный суд Москвы. 13 ноября оно принято к производству.
Согласно материалам суда, сумма исковых требований – 26 млн 688 тысяч 800 рублей.



Понятно, что это техническая лазейка защитить своё (МУПовское) имущество от сторонних кредиторов.
Но мера, очевидно, крайняя, говорящая о том, что к нашему Водоканалу приходит в гости пушной зверёк.
Конечно, ничего хорошего в этом нет. Плохо, очень плохо, но ожидаемо. Всё в тех же рамках великого 20-летнего вставания с колен(
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Вспоминает Павел Бутков

БЕЛГРАД - ВЕНА - БЕРЛИН
Болгарское военное министерство дало нам право выбора паспорта, и вся моя семья получила Нансеновские паспорта, что было очень мудро, так как потом ни Советы, ни болгарские коммунисты не могли ничего сделать против нас - мы имели свободное право выезда в другие страны. Те, кто выезжал с последним эшелоном, могли с собой брать оружие для защиты, так как по дороге в Югославию нападали титовские партизаны. Поэтому у нас с братом были советские автоматы Дегтярева, с запасными дисками, каждый в 72 заряда. Это нам очень пригодилось, так как по дороге до Белграда нас атаковали партизаны, и мы с братом смогли с двух сторон очень удачно отвечать этим партизанам.
В Белграде остановка была лишь на несколько часов, и мы смогли повидаться с некоторыми русскими и молодыми «кор-
пусниками», которые пришли узнать, что происходит в Болгарии. Дальше поезд направился на Будапешт и затем в Вену. Мы прибыли на венский вокзал, он был огромным, с крытыми стеклянными навесами. Здесь собралась масса беженцев, которые уезжали из соседних с СССР стран и боялись попасть в руки наступающей Красной Армии. Понятно, что больше всего беженцев было из СССР, а наш эшелон добавил значительное количество людей. Мы сгрузили вещи. Мать и жена брата с их дочерью сидели в ожидании дальнейших указаний, мы же с братом решили побродить вокруг. Мы увидели какого-то офицера в полунемецкой форме со всевозможными знаками казачьих войск. Мой брат подошел к нему и сказал, что эти беженцы прибыли из Болгарии и никто не знает, что с ними делать дальше. Этот офицер, подтянутый, худощавый, с усиками, спросил, кто он такой.



И когда брат назвал свою фамилию, то офицер раскрыл ему свои объятия - оказалось, что это наш дядя - дядя Жора, который нас здесь ожидал. Он был в чине есаула казачьих войск, а в Вене находился казачий штаб, который помогал беженцам. Наш дядя есаул Ломакин заведовал отделом устройства беженцев и встречал такие эшелоны беженцев на венском вокзале.
Он объявил всем прибывшим, что их принимает под свое покровительство казачий штаб в Вене, который будет заботиться об их устройстве. Мы все поехали в этот штаб на Радецкиш- трассе для размещения и получения пайков. Для нас это было просто чудом. На нижнем этаже штаба помещалась канцелярия с длинным и широким коридором, который выходил на задний двор. Особняк был приспособлен для приема беженцев. Казачий штаб был заинтересован нас всех принять, ведь среди нас было много казачьих семейств с детьми. Наша семья разместилась в соседней с канцелярией комнате, которая, по-видимому, была кофейной. Там стояли бильярдные столы, на которых мы
и устроились.
Collapse )