October 27th, 2019

Эх, поменять бы пешки на рюмашки)

Вчера закончился шахматный турнир, посвящённый памяти тренера Владимира Черных.

Было много участников, много туров, играли взрослые и дети. Точнее, детки и дедки.
Пока дедки впереди, но детки поджимают.
Мы в этот раз остались без медалей, но все плотно шли, одна игра-одно очко всё решали...
Все молодцы! И участники и организаторы.



ЗЫ Небольшой нюанс. Награды вручали представители администрации в лице зама зама комитета по ФиС, парень с бородой в белой рубашке, что нормально, наверное, поскольку у него свои дети играли. Т.е., полезное с приятным. Может, больше внимания шахматам будет.
А вот от имени городской Думы награды вручала девушка в свитере ромбиком. Кажется, среди действующих депутатов она не значится. Работает в аппарате Думы? Но, согласитесь, странно, что от имени Думы, представительного органа власти, выступает технический работник аппарата...
В принципе, это мелочь, но она рождает другой вопрос - у нас сейчас целый думский комитет по спорту имеется. Неужели ни у кого из депутатов времени не нашлось посетить, уделить внимание?
Collapse )
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Вспоминает Павел Бутков

Когда мы явились в военную комендатуру Береслава, немецкий унтер-офицер сначала с недоумением смотрел на меня и Пашкевича, так как мы не были одеты в немецкую форму. На мне были местные майорские сапоги из прекрасной мягкой хромовой кожи, которые мне в подарок сделал мастер-сапожник в Таганроге и которые сейчас были покрыты густым слоем мелкой каховской пыли, рейтузы у меня были болгарские, офицерские
Поверх был надет длинный дорожный раскрытый плащ, как у немецких мотоциклистов, под плащом - русская защитного цвета гимнастерка, а на рукаве плаща - повязка с болгарскими цветами (бело-зелено-красный) и на повязке были крупные буквы «ОКВ» (по-немецки это значило: обер-командо-вермахт). Напомню, что мы через болгарское военное министерство были приданы в распоряжение главного немецкого командования для помощи местному населению в занятых немцами областях, но все рапорты с работе посылались в наш штаб, который находился при главном командовании занятых немцами районов. Мы имели право в служебных случаях носить и немецкую форму, только без знаков,
имели право выдавать удостоверения местным лицам, которые нам помогали, и также получали военные немецкие пайки. Collapse )