?

Log in

No account? Create an account

October 16th, 2019

Люди в клетке

"- Вся страна - одна большая зона. Лагерь строгого режима..."

Зачастую это фигура речи, гипербола.

Но в Таганроге думают иначе. Здесь даже беседки во дворах представляют из себя клетки как в зверинцах или наподобие тех, в которых содержат особо опасных рецидивистов.

А может оно и правильно? Что бы на всякий случай привыкали, не расслаблялись...


Read more...Collapse )
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

На немецкой броне

Павел Бутков вспоминает:


"Очередь нашей группы подошла к сентябрю и совсем неожиданно, так что я не успел даже попрощаться с моими родителями. Нам было приказано брать самые необходимые вещи, но мы были уже предупреждены, что одеваться надо по-походному, Мы не должны были надевать болгарскую форму, а лишь части ее рейтузы с сапогами и теплые барашковые полушубки дубленой кожи, которые носили болгарские танкисты. Нам сказали, что в Румынии мы получим дополнительно немецкую форму, но без всяких знаков отличия. Мы будем на офицерском положении у немцев и приданы главному немецкому командованию «ОКВ» (оберкоманда вермахт), но подчинены непосредственно нашему командованию в служебном отношении. Мы получили на рукава повязки с бело-зелена-красным цветом болгарского флага и большими черными буквами «ОКВ».
Я помню темный вечер, когда мы садились в поезд, шедший к Дунаю, где мы затем должны были продолжать путь на Бухарест.
В Бухаресте нас встретил белый офицер полковник Кобылка, который служил в румынской армии. Во время Первой мировой войны он также был на румынском фронте русской армии, где за отличие получил от румын высшую их награду - орден Св. Михая первой степени, которая в Румынии очень почиталась. Полковник Кобылко после войны остался служить в Румынии. Награжденные орденом Св. Михая должны были носить специальную форму с плащом и шпагой. В такой форме и встретил нас полковник Кобылко И сейчас же повез в военный лагерь под Бухарест, где мы должны были в течение нескольких дней пройти специальную подготовку с немцами и получить дополнительное обмундирование и оружие. Почти никто из нас тогда не говорил по-немецки и общаться приходилось через румынского переводчика. Главное, необходимо было различать воинские звания, знать, кого мы должны слушаться при исполнении своих обязанностей. у нас были краткие военные немецкие учебники со всевозможными воинскими командами и различием воинских знаков, но никто из нас толком не знал, как вести себя с немцами.
Полковник Кобылко утешал и подбадривал нас, говоря, что все военные друг друга с полуслова понимают и что мы быстро освоимся. В военных бараках мы были прекрасно устроены, есть ходили в офицерскую столовую, где всего было в изобилии, вплоть до самых изысканных европейских напитков и сигарет.
Немцы очень любили болгарские папиросы и табак, мы об этом знали и с собой захватили как можно больше папирос. Немцы любили также шоколад, который выдавали всем солдатам в походном пайке.
Полковник Кобылко, чтобы нас развлечь, повез под Бухарест в кабаре известного русского певца, исполнителя джазовой русской музыки. Кабаре было очень уютным, с хорошим оркестром, исполняющим всевозможные танцевальные шлягеры. Лещенко пел под свою гитару. Лещенко сам был из «белых> и подошел к нам и приветствовал. Этот вечер остался в памяти на всю жизнь, так как он невероятно рассеял все мои мрачные мысли о походе в неизвестность на нашу долгожданную Родину. Было уже за полночь, вокруг рыдали скрипки, за столиками сидело много очень разодетой публики, и женщины, просто шикарные, с меховыми накидками и невероятным количеством косметики на лицах. Засоседним столиком сидели несколько женщин, и одна их них, во всем черном, под вуалькой, усиленно переглядывалась с одним из наших товарищей, которого мы называли «профессор». С этой «фам-фаталь» он и ушел. Через некоторое время, когда мы проходили очередной медицинских осмотр в немецком госпитале, наш «профессор» исчез, и я его больше никогда не видел. Как потом мне стало известно, он заработал венерическую болезнь -
недаром нас всегда предупреждали быть осторожными с женщинами. Вся эта зараза особенно распространялась румынками, и мы этого очень опасались. "

В Россию!

Из Бухареста нас направили на Тирасполь и затем через Днестр, границу России. Переезжая границу России, мы перекрестились и, выйдя из транспортной немецкой машины, поцеловали русскую землю. Это было трогательно, у всех навернулись слезы на глаза, и каждый понимал и чувствовал нашу ответственность: ведь мы возвращались на нашу Родину в тяжелые времена страшной войны.
Мы ехали довольно медленно, так как дороги все были очень разбиты. вдоль них лежала масса искореженных машин, танков, и это все было победоносное оружие Красной Армии. которую немцы в первые же дни войны разгромили на всем протяжении границы.
Я не буду здесь вдаваться в объяснения причин такого молниеносного успеха немцев, так как об этом написаны тома на всех языках. В России тоже есть описание этой войны. где показано, какой была стратегия у советских военачальников и как они уничтожили врага.
Сейчас, после распада СССР, становится ясным, какой ценой была одержана победа. Не 20 миллионов, а уже до 30 и больше.
Сталин не щадил народ, он был средством для достижения его преступных целей.
Мы приближались к Николаеву, где произошло окружение сотен тысяч советских войск, которые сложили свое оружие и сдались немцам; потом этих несчастных военнопленных немцы просто не знали куда девать, пришлось долгое время держать их под открытым небом, и они умирали, как мухи, без достаточной еды и в антисанитарных условиях. Об этом я буду также дальше писать.
Read more...Collapse )

Profile

skif_tag
skif_tag

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner