January 27th, 2019

Война и цена человеческой жизни

И опять, и снова в день очередной годовщины прорыва блокады Ленинграда, начинаются разговоры на эту болезненную тему.
И опять, как и в прошлые годы, очевидно, что эти споры не ведут к консенсусу.
И думаю, не скоро ещё приведут. Как минимум до той поры, когда тему эту можно будет спокойно, без придыхания и закатывания глаз обсуждать. И когда откроют засекреченные до сих пор архивы. Т.е., не скоро.

Сегодня Блокада Ленинграда не является одним из фрагментов Второй Мировой войны, не является историческим фактом, а является частью формируемого сегодня культа войны. А культу не нужна историческая правда, а зачастую историческая правда культу противопоказана.
Меньше было бы жертв, если бы Ленинград сдали? Да, наверное. Но только появился бы свой Бабий Яр, да и сытую жизнь мирным жителям никто не гарантировал бы.
Определённо можно говорить лишь о том, что жизнь мирных людей в условиях войны не стоила ничего. Для обоих воюющих сторон. Просто от оккупантов иного и не ожидали, а вот на своих отчего-то надеялись.

На самом деле степень сытости для простого обывателя зависела не от того, в чьих руках находится город, а от того, как далеко он находится от линии фронта.
Это хорошо прослеживается на примере Таганрога, оккупированного немцами 17 октября 1941 года. С первых же дней оккупанты приступили к формированию местных органов власти, и уже в конце октября приступили к физическому уничтожению евреев. А вот на довольствие население города было поставлено лишь 20 декабря 1941 года, когда началась выдача хлеба по минимальным временным нормам - по 1 килограмму хлеба в неделю на взрослого, и по полкило на ребёнка.
Позже нормы были увеличены и составляли (в день):

Collapse )
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

«ДИССЕРНЕТ» по "сталински"

Нина Бондарева — Сталину о плагиате в докладе Маленкова на XIX съезде КПСС
10.01.1953

Глубокоуважаемый и дорогой Иосиф Виссарионович!

Я осмеливаюсь беспокоить Вас лично по делу, которое отнюдь не является личным. Речь идет об отчетном докладе Центрального Комитета девятнадцатому съезду нашей партии. Я не могу не поделиться с Вами тревогой и замешательством, возникшими у меня при одном неприятном открытии, связанном с изложением в докладе эстетических проблем.

Collapse )