February 27th, 2018

Секрет доброты

Вы думаете почему я сегодня такой добрый?
Никого не ругаю, весь такой на позитиве...
Это потому что я багет в Ку-ку на пробу купил)



Мне было интересно с чесноковским сравнить. Этот в полтора раза меньше при той же цене и при сравнимом вкусе.
Забавная тенденция - что бы не повышать цену, наши производители ужимают вес и объём. Мне интересно до каких "мышей" дойдут по такой жизни))
Collapse )
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
avmalgin

Как закалялся джаз

Листал я недавно сборник документов "Сумбур вместо музыки", выпущенный в серии "Россия. ХХ век" Фондом А.Н.Яковлева. О преследованиях музыкантов в СССР. И там на странице 449 помещен один документ. Письмо какой-то репрессированной артистки секретарю ЦК Шаталину, курировавшему правоохранительные органы, и ответ генерального прокурора Руденко, который по просьбе Шаталина разбирался в этом деле.

Всё в публикации на месте, фонд такой-то, опись такая-то и т.д., но - все фамилии вымараны. Заменены тремя точками.

История мне показалась интересной, стал гуглить. И нашел оба письма, хоть и сокращенные, но с фамилиями - в старом номере газеты "Аргументы и факты".


Из заявления гражданки Ю. Бер на имя секретаря ЦК КПСС Н. Шаталина от 11.4.54 г.

"Я очень благодарна Вам за то, что Вы отозвались на мою просьбу и так скоро. Я сейчас скажу Вам все, и клянусь Вам самым дорогим для меня - памятью моего ребенка, что говорю правду.

Я родилась в семье артистов. Мой отец из рода композитора Глинки, работал больше тридцати лет в Большом театре. Мать была певицей. Я училась с девяти лет в театральной школе ГАБТа, получила там балетное образование, потом перешла работать в оперетту. В 1939 году работала в Московской областной оперетте. Там работал дирижер, некто Хмелевич. Он познакомился со мной, потом с моей семьей, вошел к нам в дом. Он был в близких отношениях с нашей дальней родственницей, которая жила у нас, и на правах этого бывал часто в нашей квартире. В течение трех лет мы были с ним знакомы, и он ни разу не показал своего настоящего лица. В 1941 году наш театр разделили на бригады и послали на фронт.

Я приезжала в Москву редко, но все же могла заметить, как изменился Хмелевич. Он стал высказывать такие взгляды и так себя вести, что я сочла своим гражданским долгом обратить на него внимание органов государственной безопасности. Хмелевичем заинтересовались, меня вызывали к себе крупные работники МВД, инструктировали меня, поручили мне это дело.

В течение года я не оставляла нигде этого человека, под любыми предлогами. Я ездила на те фронты, где был он, абсолютно вошла к нему в доверие, он перестал меня стесняться. Я довела это дело до черты, когда мне сказали, что оно передается в высшие инстанции. Я уехала в театральную поездку по обслуживанию госпиталей, и несколько месяцев не была в Москве.

Приехав в январе 1943 года, я пришла по вызову на Лубянку, где мне был предъявлен ордер на арест якобы по участию в группе Хмелевича. Сначала я думала, что все это фиктивно, и не волновалась. Началось следствие, которое закончилось 12 февраля 1943 года, когда дело Хмелевича передали Военному трибуналу. Был суд. Мой следователь знал, что инициатором дела Хмелевича была я, но он сказал, что в целях его полного разоблачения необходимо молчать об этом; и вообще запретил говорить об этом факте. Мне предъявили обвинение в связи с группой Хмелевича. На очных ставках сам Хмелевич и те наши знакомые, которых привлекли по этому делу, показывали против меня. Это было вполне естественно, так как они видели только мои хорошие отношения с Хмелевичем, не зная их истинной подкладки. На основании этих свидетельств мне дали статью 58 - 10 и дали мне 10 лет срока исправительно-трудовых лагерей...

Ни на суде, ни после, в течение четырех с половиной лет в лагере я ни слова не сказала о моей роли в деле Хмелевича. Я была связана подпиской, которую дала органам, и привыкла выполнять их приказания. В 1947 году я попала под амнистию...

Моя мать умерла от разрыва сердца в день суда, родные от меня отказались, и я не имела права разубедить их, что я не то, за кого они меня теперь принимали.

В 1953 году я решила вернуться в Москву и добиться реабилитации...

Я подала просьбу о снятии судимости, но умолчала о самом главном, о том, что могло меня реабилитировать... Больше года я работала под фамилией "Багряновская", и - как доказательство верности моих слов - в архиве МВД должна быть моя подписка: ноябрь, декабрь 1941 г., точно месяца не помню. Дело Хмелевича не было моим первым заданием..."


ОТСЮДА

Ответ Руденко Шаталину беру из сборника "Сумбур вместо музыки":




Дело московских музыкантов 1943 года упоминается в одной из статей в газете "Коммерсантъ":

Подобный случай имел место в Москве во время войны. В 1943 году военный трибунал рассматривал дело "антисоветской группы дирижера Хмелевича", которое от начала до конца было сфабриковано Московским управлением НКВД. Чекисты завербовали нескольких знакомых между собой артистов и музыкантов и каждому из них поручили вести провокационные разговоры с остальными. На основании агентурных донесений всех участников группы арестовали и судили. Всем дали большие сроки, а Хмелевича приговорили к расстрелу. Но дело попалось на глаза председателю военной коллегии Верховного суда СССР Василию Ульриху. И человек, которого по праву называют кровавым палачом, обнаружил, что дирижер наблюдался у психиатра. Он распорядился направить Хмелевича на психиатрическую экспертизу и собственноручно написал записку в НКВД с предписанием не расстреливать Хмелевича до получения результатов и возможного пересмотра дела. В итоге дирижер был признан невменяемым, что не спасло его от заключения, зато сохранило ему жизнь.

ОТСЮДА

Артистка оперетты Юлия Николаевна Бер-Глинка, выполнявшая задания НКВД по разоблачению врагов народа в музыкальной среде, прожила долгую жизнь. После реабилитации в 1955 году ее взяли научным сотрудником в Музей музыкальной культуры имени М.И.Глинки, потом она руководила различными клубными и фабрично-заводскими танцевальными коллективами и уже в старости стала каким-то начальником в Московском областном доме народного творчества. Скончалась в 1990 году на восьмидесятом году жизни.

Дирижер Московской оперетты Александр Хмелевич, которого сдала Бер-Глинка, после мытарств по лагерям очутился в ссылке в Караганде, откуда уже не вернулся в Москву. В Караганде оказалось много московских музыкантов, из них создали оркестр Карагандинской филармонии. Закончил он свой путь в 1973 году в качестве дирижера Карагандинского театра музыкальной комедии.

Мы не знаем, как жилось Александру Александровичу после ареста и все последующие годы, но это легко представить, ознакомившись с воспоминаниями его товарища по "музыкальному делу" 1943 года - выдающегося джазового музыканта Александра Варламова. Collapse )

Скандал

Как я и предполагал, кокаиновый скандал набирает обороты. Сразу был понятен его атомный потенцияал, учитывая уровень крышевания и объёмы наркоты.
Сейчас мы наблюдаем не просто сумятицу и суету, а самую настоящую истерику и панику. Делаются заявления, которые тут же рассыпаются убойными контраргументами, и ситуация выглядит ещё хуже...
Сначала Захарова пыталась рассказать всем, что дип. каналы в наркотрафике не задействованы. Оказалось, что задействованы. Ок, не разобралась. Хотя это и вызывает недоумение. Да и вообще, кто нибудь может себе представить возможность провоза дюжины баулов с наркотой обычным порядком?
Дальше-больше.



Collapse )
Барт

Житель Таганрога ездит по городу со сбитой собакой, застрявшей в бампере его машины


Фото: Виктория Тараненко

В Таганроге сбивший собаку водитель уже несколько дней передвигается по городу вместе с ней – тело животного застряло у него в бампере. Об этом сообщила очевидец Виктория Тараненко, снявшая на видео припаркованный автомобиль. По ее словам, после столкновения собака была жива и ей нужно было оказать помощь, но водитель этого делать не стал.

Collapse )
  • Current Music
    Житель Таганрога ездит по городу со сбитой собакой, застрявшей в бампере его машины (водитель оказался депутатом)

Дурь

Неожиданно посмотрел концовку футбольного матча на кубок России.
Играли пермский "Амкар" с курским "Авангардом".
Игра меня не интересует от слова совсем, но я попал как раз на серию пенальти, поэтому задержался.
Ну что вам сказать? Это какая-то простите дичь, идиотизм в последней стадии - игра проходила в Перми при температуре минус 18!
Нет, вы себе представляете что такое минус восемнадцать? И как по такой погоде можно играть в футбол?

Каким он парнем был

Три года без Немцова.
Они думали что мы забудем. Нет, не надейтесь на это!

Говорят, о мёртвых или хорошо, или никак.
Многие слово "никак" понимают как "помои", увы. А я вот честно скажу, мне Немцов был симпатичен. В большей степени, чем большинство других оппозиционеров. При этом я не собираюсь его идеализировать, но было в нём что-то живое, человеческое...

icon

Чисто стилистически его образ мне ближе чем хипстерская плюгавость Яшина, чиновничья сундуковатость Касьянова или нарочито-картинный аскетизм Навального.
Немцов вёл жизнь сибарита и плейбоя и не пытался казаться лучше, чем есть.

У него была не очень длинная, но очень насыщенная жизнь. Наверное, кто-то другой лучше распорядился бы подаренным судьбою шансом...
Collapse )

Настя Рыбка предложила американским СМИ раскрыть связи России с выборами...

Настя Рыбка предложила американским СМИ раскрыть связи России с выборами...



Понятно, что это крик отчаянья, она понимает, что реально разозлила тех, кто привык играть людьми, а не быть игрушкой.
За ними уже вылетели. Причём тот же борт, который возил кокс из Аргентины. Я думаю, там просыпалось немного... И Настя совершенно случайно испачкает этим порошком карманчик)
Можно было бы посмеяться над дурочкой, но не хочется. Потому что какая бы она ни была, здесь история не про неё, а про длинные руки. В которых может быть чай с полонием или шарфик.

Стыдобаза

Подарки медалистам Олимпиады



Ну, вот зачем? Они все не бедные люди. Ок, призовые - дело хорошее. Дайте деньгами!
Тут же много всяких тонкостей - выиграли у немцев, а подарок, чай, не "Жигули".
И теперь кто-то будет кататься, кто то выставит на продажу, кто-то сделает красивый жест, пожертвовав на лечение больных детей, и тогда остальные на этом фоне... Ну, не к чему это. Пережиток.