October 18th, 2015

Шедевр. Местечковое.

В пятнице принял участие в, ставшем традиционным, объезде болевых точек на карте города. Депутаты, блоггеры, общественные активисты... А вокруг грязь, невежество, хамство.
Но лично меня не кучи мусора повергли в уныние, а совсем другое. То, что людьми ограниченными, малоразвитыми, напротив, выдаётся за нечто позитивное. Новое на карте города - ещё один памятный знак!



Collapse )
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Таганрог, ровно 74 года назад

Сегодня,в такой же осенний день,ровно 74 года назад в Таганрог вошла элитная моторизованная дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер».

Перебравшись на восточную сторону Миусского лимана, прошли по селам Таганрогского сельского района, и через территорию 31-ro авиационного завода вышли на городские улицы. Но был еще один путь, по которому немцы входили город.

Уничтожив последний очаг сопротивления на северной окраине Таганрога, в районе ll-й Линии (так называлась в те годы улица С. Шаумяна), немцы направились к центру города. Выйдя на улицу Социалистическую, они дошли до клуба завода имени Сталина и свернули на центральную улицу имени В.И. Ленина, ведущую прямо в порт.


[Нажмите, чтобы прочитать]

Наиболее интересные и характерные воспоминания очевидцев , почерпнутые в краеведческой и прочей литературе.Эти воспоминания лучше протокольного описания дают представление об атмосфере царившей в городе в то время.

Вспоминает унтерштурмфюрер СС Эрих Керн, который в составе моторизованной бригады "Лейбштандарт Адольф Гитлер" вошел в Таганрог 17 октября 1941 года:

В конце концов мы вышли к реке Миусу и вступили в жаркую рукопашную схватку за селение, которое русские защищали с невиданным упорством. Впереди виднелся город Таганрог. Артиллерия противника вела ураганный огонь, но, к нашему удивлению, лишь немногие снаряды взрывались. А ларчик открывался просто: русские применили боеприпасы замедленного действия. Они начали взрываться позже, когда по дороге к фронту потянулись транспортные колонны. К счастью, ущерб был незначительный.

Тем временем мы достигли, почти не встречая сопротивления, центральной части Таганрога, где мне было приказано во главе группы солдат прочесать несколько кварталов. На улицах — практически ни души. Молча и угрожающе высились многоэтажные дома. В каждый из них мы проникали через задние дворы и затем открывали или взламывали парадные двери подъездов. Улицы оставались безлюдными и спокойными. Вскоре мы вышли к небольшому парку. Перебравшись через низенькую кирпичную ограду, мы, к нашему великому изумлению, увидели похожий на дворец особняк.

Распределив участников группы по боевым постам, я с одним сопровождающим медленно поднялся по широким каменным ступеням, открыл незапертую дверь и оказался в просторном вестибюле, устланном великолепными коврами. Неслышно ступая солдатскими сапогами по мягкому ворсу, мы завернули за угол и застыли на месте при виде двух татарских воинов, облаченных в стальные кольчуги и шлемы и вооруженных мечами и щитами. Одним словом, мы попали в городской музей Таганрога. Не спеша мы проследовали по многим помещениям музея. Все экспонаты находились на своих местах, стеклянные выставочные витрины были целы. Со стен на нас взирали творения древних и современных русских мастеров живописи. Фигурки Будды соседствовали с бубнами шаманов и изображением распятого на кресте Иисуса Христа. Это был зал, посвященный борьбе с религиозными предрассудками и суевериями.
В другом зале мы натолкнулись на собрание игрушек, относящихся к разным эпохам: с древних времен до наших дней. Здесь были представлены и всевозможные куклы — от деревянных до каменных. Я взял две куклы с алым румянцем на щеках и льняными волосами и заткнул их за пояс рядом с ручными гранатами. Затем мы покинули музей через главный вход и вышли на улицу, по-прежнему пустую и мирную. На углу возвышалось многоэтажное жилое здание, возведенное для рабочего люда и похожее на аналогичные строения Вены, только более примитивное. Я разделил наши боевые группы на пары, и мы осторожно стали к нему приближаться, прижимаясь к стенам домов. Внезапно мы застыли на месте. Во внутреннем дворе собрались сотни жильцов дома всех возрастов, смотревшие на нас подозрительно и враждебно. Пулеметчик установил свой пулемет, заправил ленту и, присев, изготовился к стрельбе. Момент был критический. Не зная, как поступить, я только коротко взглянул на Рудольфа, который, поняв меня, отступил назад, готовый при первом же выстреле умчаться в роту за подмогой.

Но тут я почувствовал устремленный на меня пристальный взгляд ребенка и, подняв глаза, с удивлением заметил крошечную девочку, должно быть не старше шести лет, которая, как завороженная, смотрела на мой пояс. Теперь я уже знал, как мне следует поступить. Приветливо улыбаясь, я вытащил из-за пояса краснощекую куклу и торжественно вручил ее малышке. Сначала ее глаза округлились от радости, потом, взвизгнув от счастья и крепко прижав куклу к груди, девочка побежала, что-то лепеча, к молодой женщине, выглядевшей измученной и усталой.

Чтобы окончательно растопить лед отчуждения, я отдал и вторую куклу — еще одному подбежавшему ко мне ребенку. Этого оказалось достаточно; в следующее мгновение меня окружили десятки ребятишек, с мольбой тянувших ко мне детские ладошки.

— У меня больше ничего нет, — громко уверял я и, стараясь поскорее высвободиться из кутерьмы, едва не уронил винтовку.

Раздался громкий хохот, и через какую-то секунду вокруг меня уже толпились дружелюбно настроенные люди, говорившие все разом, перебивая друг друга; они с любопытством ощупывали нашу добротную военную форму и охотно несли нам, усталым и страдавшим от жажды, воду. Некоторые даже совали нам в руки хлеб.

Никогда прежде мне не доводилось наблюдать столь быструю и радикальную трансформацию настроения. Перед нами уже не было ни большевиков, ни врагов. Мы миновали одну, две, три улицы, а маленькая девочка все не отставала от нас, топоча рядом в тени наших винтовок и прижимая куклу с льняными волосами к груди. Несмотря на все наши старания, никак не удавалось заставить ее вернуться домой. И куда бы мы теперь ни шли, всюду нам приветливо махали руками и улыбались довольные горожане.

Я долго не мог заснуть в ту ночь. Чем-то меня странно взволновал этот сам по себе незначительный эпизод с девочкой и куклой, такой обыденный и такой далекий от реальностей войны.

Оккупация. Таганрог, 17.10.1941



— Танки мы заметили сразу, как только свернули в Исполкомов­ский переулок. Подойдя ближе, мы
увидели, как из распахнувшихся люков показались танкисты в зеле­ной камуфляжной форме. Кто это,
понять было трудно. Из толпы любопытных кто-то выкрикнул:
«Так это наши вернулись!» А когда услышали чужую речь, то все сразу поняли, что это немцы. Бабушек
как ветром сдуло с улицы. Немного постояв, немцы завели двигатели и двинулись прямо к Дуровскому спуску. Нам стало интерес­но, преодолеют танки крутой косогор или свалятся с него. Но танки благополучно миновали препятствие и продолжи­ли движение по улице Шевченко. Какое-то время мы бежали
за ними следом, а потом вернулись обратно. Соседи рассказы­вали, что эти танки прошли через село Петрушино, по терри­тории 31-го завода, а оттуда выскочили на улицы города.
(Ветеран труда Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Г.М. Бериева Евге­ний Афанасьевич Степанов) *


Collapse )

Народные республики

В принципе мне уже давно по хую что происходит в этих бандитских анклавах. Все эти блять народные республики, народные мэры, народные министры... Понятно, что на деле это обычные отбросы общества, урки.
И всё же в глубине души я испытываю некоторое злорадство. Когда год назад я писал об этих бандитах, то в комментах кое-кто упрекал меня в предвзятости, необъективности, а иногда и в ... русофобии.
И что теперь скажут эти идиоты. Именно все персонажи - герои триумфального шествия "русского мира", позже и были изобличены как садисты-палачи, пытавшие людей на подвалах, как бандиты, отжимавшие квартиры и бизнес, как жулики. Вот министр. Украл 90% того, чем руководил. Прелесть какая.


Collapse )