December 3rd, 2014

Такие времена

Пытаюсь сформулировать своё отношение к Путину.
Не сиюминутное, а ретроспективное. Путин в контексте российской истории. Конечно, пунктирно. Он ещё не всё сказал. Может быть.

post-2-12075167344002

Collapse )
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Третья мировая

Когда я учился в школе, Леонид Ильич яростно боролся за мир. Ему противостояли поджигатели войны - американские империалисты, японские милитаристы, китайские ревизионисты, израильские сионисты, и прочие реваншисты. Строгая градация существовала. А мы боролись за мир, и в этом направлении работала вся пропагандистская машина, "мироборцунская" риторика проникала в наши души с молоком матери и школьными завтраками.Часто цитировали Эйнштейна, которого спросили каким оружием будет вестись третья мировая. Он сказал: "Не знаю. Но четвёртая точно будет вестись с помощью дубин и камней".
Каждый из нас точно знал сколько раз может быть уничтожен Земной шар имеющимся ядерным арсеналом...
Мы знали, что победителей в возможной войне не будет в принципе...
Для нас сама мысль о большой ядерной войне была абсурдной, считалось что только психически больной человек может на эту тему рассуждать, предполагая возможность несуициидального исхода.

С тех пор много воды утекло. Что-то мне подсказывает, что оружие не стало менее смертоносным и разрушительным, его не стало меньше. Но, сегодня я встречаю всё больше и больше соотечественников, которые спокойно рассуждают о третьей мировой, некоторые прямо предлагают нанести первыми удар, дабы получить некий гандикап. Некоторые с тоской обречённо вздыхают, мол, не хотелось-бы, но придётся...

Я не понимаю. Нас обманывали? В большой ядерной войне можно победить, можно выжить, и после всего этого спокойно жить, работать и созидать, растить детей?

Если нет, то почему у нас не лечат психически больных людей, они же опасны для общества?

С полным доверием в удивительно сердечной обстановке

Из дневника советника Полпредства СССР в Германии В.С. Семенова
19.11.1940


Вечером на приеме в Кайзергофе в честь т. Молотова я сидел за столом рядом с начальником канцелярии Гитлера Мейснером и статс-секретарем МИД Вайцзеккером. Мейснер сказал мне, что он присутствовал при переговорах В.М. Молотова с Гитлером, что переговоры охватывали все серьезнейшие проблемы современности и велись с полным доверием в удивительно сердечной и деловой обстановке. По словам Мейснера, Гитлер очень доволен визитом и личность Молотова произвела на Гитлера большое впечатление. Через некоторое время для продолжения переговоров предвидится визит Риббентропа в Москву. Когда М[ейснер] попытался более подробно рассказывать о переговорах, я, не желая информироваться у немцев о наших же переговорах, перевел разговор на другую тему.

Collapse )