September 21st, 2014

Украина глазами таганрожца, ретроспектива.

Большинство жителей Ростовской области всегда немножечко завидовали соседям из Донецкой, Ворошиловоградской областей. Особенно из Донецкой. Там снабжение было гораздо, гораздо лучше чем у нас. Все понимали что там шахтёры, все понимали какой у них каторжный труд, и их высоким заработкам не завидовали, а вот снабжение...
Всего-то полтора-два часа на электричке, и вот она колбаса "Любительская" или "Докторская". У нас она тоже бывает, но надо попасть, а там лежит. А вот и "Московская", вот сосиски или сардельки - это уже серьёзно, такого у нас в магазинах не бывает в принципе. И кукурузные палочки у них вкуснее... Одно слово - Украина. Вроде всё то же самое, и люди такие-же, и заводы, и портреты вождей, но снабжение не сравнить...

А потом началась Перестройка. Нет, сначала Ускорение)) Помните? Ускорение, Самоокупаемость, а уж потом Перестройка и Гласность.
И как-то всё выравнялось. У нас исчезли неизбывные консервы "Килька в томате", макароны и вафли "Южные", у них пропали и сосиски и колбасы и те же "Кильки в томате". А шахтёрам перестали вообще платить деньги... Им стало ещё хуже, чем нам.
Collapse )
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Если по большому счёту

Конечно, Путин на этом не остановится. Уже сейчас понятно, что ни о каком мире речь не идёт, речь идёт лишь о смене тактики. И мир на этой земле никому не нужен - говорю очевидное, об этом уже только ленивый не написал.

Но, проблема-же не в границах, не в территориях, не в куске земли. В конце концов Британия всем продемонстрировала пример мышления 21 века - и это старейшая в мире монархия, одна из мега-империй прошлого, так берегущая свои традиции. Ну, что уж там говорить про какой-то там Крым, т.н. Новороссию, оказавшуюся вне России по воле случая...
Никакой трагедии для Украины, потерявшей эти территории, нет.

Главная проблема не в том, что ДНР станет частью России, главная проблема в том, что вся Россия превращается в одну большую ДНР...

Вот это уже серьёзно. Не локальный конфликт, каким бы кровавым он ни был, а маргинализация огромной страны с ядерным оружием.