?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Письмо О.Г. Шатуновской А.Н. Яковлеву об обстоятельствах убийства С.М. Кирова
05.09.1988


Члену Политбюро ЦК КПСС товарищу Яковлеву А.Н.

от Шатуновской Ольги Григорьевны, члена КПСС с 1916 года. Последняя работа – член Комитета Партийного Контроля при ЦК КПСС.

Уважаемый Александр Николаевич!

Вам пишет член комиссии, созданной Политбюро в 1960 году во главе с Н.М. Шверником для расследования судебных процессов 30-х годов.


Согласно решению XX съезда КПСС – доклад Н.С. Хрущева был принят съездом как резолюция съезда – нами были расследованы обстоятельства убийства С.М. Кирова.

Вот что открылось:

Во время XVII партсъезда, несмотря на его победоносный тон и овации Сталину, на квартире Серго Орджоникидзе (небольшой дом у Троицких ворот) происходило тайное совещание некоторых членов ЦК – Косиора, Эйхе, Шеболдаева, Шаранговича и других товарищей. Участники совещания считали необходимым устранение Сталина с поста генсека. Они предлагали Кирову заменить его, однако Сергей Миронович отказался.

После того, как Сталину стало известно об этом совещании, он вызвал к себе Кирова. Киров не отрицал этого факта, заявив Сталину, что тот сам своими действиями привел к этому.

При выборах ЦК на съезде фамилия Сталина была вычеркнута в 292 бюллетенях. Сталин приказал сжечь из них 289 бюллетеней, и в протоколе, объявленном съезду, было показано 3 голоса против.

Комиссия Политбюро, ознакомившись в центральном партархиве с бюллетенями и протоколами голосования, установила факт фальсификации выборов. Вызванный в ЦК бывший заместитель председателя счетной комиссии съезда В.М. Верховых сообщил подробности этой истории.

Впоследствии почти все делегаты XVII съезда были уничтожены. Из 41 члена счетной комиссии 39 расстреляны, два уцелевших – репрессированы.

Киров, сознавая, что после происшедшего он неизбежно будет уничтожен Сталиным, говорил своим родным и друзьям, что голова его теперь на плахе.

Убийцу Кирова Николаева трижды задерживала охрана Кирова, при нем был обнаружен портфель с разрезом на задней стороне, в котором находился заряженный револьвер и план Смольного. Однако сотрудники Ленинградского ГПУ его каждый раз отпускали, угрожая охране. Убийца, явившийся 1 декабря в Таврический дворец на партактив, где Киров должен был делать доклад, был предупрежден и перешел в Смольный, так как Киров поехал туда за материалами для доклада.

На другой день после убийства на допросе у Сталина в Смольном Николаев заявил, что его в течение четырех месяцев склоняли к совершению убийства сотрудники ГПУ на том, что это необходимо партии и государству.

Личный охранник Кирова Борисов, предупреждавший его об опасности, был убит по дороге в Смольный ударом лома по голове сотрудниками ГПУ, сопровождавшими его на грузовике на допрос к Сталину.

В личном архиве Сталина при нашем расследовании был обнаружен собственноручно составленный список двух сфабрикованных им «троцкистско-зиновьевских террористических центров» – Ленинградского и Московского. Зиновьев и Каменев вначале были помещены Сталиным в Ленинградский, потом переставлены в Московский, так же как и некоторые другие вымышленные «участники центров».

Круглосуточно находившийся при Николаеве в камере сотрудник ГПУ Кацафа написал в комиссию, что убийца согласился дать следствию требуемые от него показания о якобы существующем «троцкистско-зиновьевском центре» только после обещания сохранить ему за это жизнь.

На суде под председательством Ульриха Николаев сначала отказался от вымученных у него показаний и заявил, что никакого центра не было. Ульрих вел допрос Николаева в отсутствии всех остальных обвиняемых и в конце концов сломил его. В перерыве судебного заседания Николаева держали отдельно, он снова кричал, что никакого центра не было, что он оговорил невинных людей (см. письмо конвоира Гусева на имя Н.С. Хрущева). После объявления смертного приговора Николаев непрерывно кричал: «Обманули!».

О происходившем на суде дала такие показания комиссии присутствовавшая в зале суда фактическая жена Ульриха.

Тщательное расследование многих других важнейших обстоятельств, показания близких Кирову людей и других свидетелей, – все это привело к неопровержимому заключению: убийство Кирова было организовано Сталиным.

После убийства Кирова Сталин обрушил на страну лавину ужасающего террора. По всем республикам и областям рассылались контрольные цифры на аресты. В директиве за подписью Сталина и Молотова предписывалось организовать во всех районах показательные суды – если нет подходящих больших помещений, то – в церквах.

Комитетом госбезопасности СССР в комиссию по расследованию был прислан документ с цифрами репрессий, сводка по годам. Всего с 1 января 35-го по 22 июня 41-го года было арестовано 19 млн. 840 тыс. «врагов народа». Из них 7 млн. было расстреляно в тюрьмах. Большинство остальных погибло в лагерях.

Итоговая докладная записка с приложением акта почерковедческой экспертизы Прокуратуры СССР была разослана членам Политбюро. Все документы и материалы расследования, в том числе рукопись Сталина, должны находиться в архиве Политбюро.

Сопротивление, оказанное нашему расследованию ревнителями сталинского режима, было велико. После моего ухода из КПК (1962) в окружении Н.С. Хрущева нашлись лица, заинтересованные в переоценке выводов комиссии Политбюро. Они поручили заместителю председателя КПК З.Г. Сердюку вновь допросить главных свидетелей. Эту работу выполнил сотрудник КПК Г.С. Климов. И было составлено новое заключение (за чьими подписями – не знаю) совсем иного свойства – якобы комиссия не располагает достаточными данными, изобличающими Сталина в организации покушения на жизнь Кирова.

Сознавая всю меру ответственности перед партией за настоящее свидетельство, я прошу тщательно, расследовать обстоятельства подмены первоначального заключения комиссии Политбюро иным. Это необходимо сделать для восстановления всей правды.

О. Шатуновская

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 102. Д. 1000. Л. 23-25. Подлинник. Машинопись.




Письмо О.Г. Шатуновской А.Н. Яковлеву об обстоятельствах убийства С.М. Кирова
12.06.1989


Секретарю ЦК КПСС, члену Политбюро товарищу Яковлеву А.Н.

от Шатуновской О.Г., члена партии с 1916 года

Уважаемый Александр Николаевич!

В своём письме от 5 сентября 1988 года, переданном Вам только в декабре, я выразила тревогу по поводу сохранности материалов расследования обстоятельств гибели С.М. Кирова. На основании произведенного расследования Президиум ЦК принял тогда постановление о пересмотре всех судебных процессов 30-х годов: Зиновьева – Каменева, Пятакова – Сокольникова, Тухачевского, Бухарина.

После рассылки членам Президиума ЦК докладной записки по процессу Бухарина мне позвонил рано утром Н.С. Хрущев и сказал: «Я всю ночь читал Вашу записку и плакал над нею. Что мы наделали! Что мы наделали!». Тем не менее, под давлением сталинистов – членов Президиума ЦК, все материалы, как по убийству С.М. Кирова, так и по всем упомянутым процессам, Н.С. Хрущев распорядился положить в архив. В ответ на мои возражения он заявил: «Нас сейчас не поймут. Мы вернёмся к этому через 15 лет». Я сказала: «В политике откладывать решение на 15 лет, значит вырыть себе под ногами яму. Вы окружены не ленинцами».

Следует отметить, что всё расследование материалов проводилось мной в обстановке яростной травли со стороны сталинистов и интенсивной слежки за каждым моим шагом. Об этом меня предупредили члены ЦК зав. отделом руководящих парторганов Чураев и управделами ЦК Пивоваров, а также – контролёр КПК, сотрудник КГБ Грачев.

После того, как материалы всех расследований (они составили 64 тома) и итоговые записки по ним были сданы в архив, а я была вынуждена уйти из КПК, сталинисты получили возможность осуществить подлог. Это проделали заместитель председателя КПК 3. Сердюк и сотрудник КПК Г. Климов. Часть основных документов они уничтожили, часть подделали.

5 июня текущего года ко мне явился Н. Катков из КПК в сопровождении двух прокуроров – с целью «посоветоваться» со мной. В ходе беседы подтвердилось, что по заданию сталинистов из окружения Хрущёва был совершен исторический подлог. Из документов расследования исчезли:

1. Свидетельство члена партии с 1911 года С.Л. Маркус, старшей сестры жены С.М. Кирова – с его слов – о тайном совещании на квартире Орджоникидзе и о вызове Кирова после этого совещания к Сталину. И –подробно – о беседе с генсеком.

2. Копия полученных на следствии показаний помощника Серго – Маховера, присутствовавшего на упомянутом совещании. По этому пункту тов. Катков заявил, что никакого тайного совещания на квартире Серго в дни работы ХVII партсъезда не было.

3. Исчезли также показания старых большевиков Опарина и Дмитриева о сцене допроса Сталиным Л. Николаева 2 декабря, когда убийца заявил, что к покушению на жизнь Кирова его побудили и готовили сотрудники НКВД. Тогда энкаведисты жестоко избили Николаева и в бесчувственном состоянии доставили его в тюрьму. В материалах расследования были свидетельства тюремных врачей.

Что касается мотивов покушения, то т. Катков заявил, будто Николаев совершил убийство исключительно ради личной мести и что Сталин к этому не имеет никакого отношения.

4. Пропало полученное в ходе расследования заключение о причине смерти телохранителя С.М. Кирова – Борисова, который погиб не от удара о какую-либо плоскость, а от удара по голове металлическим орудием.

5. По свидетельству водителя грузовика, сидевший рядом с ним сотрудник НКВД вырвал у него из рук руль и направил машину на стену склада, но шофёр успел перехватить руль и предотвратить аварию. Это свидетельство, по словам т. Каткова, тоже отсутствует.

6. Круглосуточно находившийся при Николаеве в камере сотрудник ГПУ Кацафа написал в комиссию, что убийца согласился дать следствию требуемые от него показания о якобы существующем «троцкистско-зиновьевском центре» только после обещания сохранить ему за это жизнь.

На суде под председательством Ульриха Николаев сначала отказался от вымученных у него показаний и заявил, что никакого центра не было. Ульрих вёл допрос Николаева в отсутствии всех остальных обвиняемых и в конце концов сломил его. В перерыве судебного заседания Николаева держали отдельно. Он снова кричал, что никакого центра не было, что он оговорил невинных людей (см. письмо конвоира Гусева на имя Н.С. Хрущева). После объявления смертного приговора Николаев непрерывно кричал: «Обманули!».

О происходившем на суде дала также показания комиссии присутствовавшая в зале суда знакомая Ульриха. Её свидетельство, так же как и приведённые выше показания Кацафы, исчезли.

7. Как сообщил т. Катков, им не обнаружен важнейший документ – представленная КГБ сводка о количестве репрессированных с января 1935 по июнь 1941 – по годам и различным показателям – с общим итогом: 19840000 арестованных, из которых 7 миллионов расстреляно в тюрьмах. Н. Катков заявил, что в деле имеется якобы лишь моя личная записка Н. Швернику с упоминанием 2-х миллионов жертв.

8. В ходе нашего расследования в личном архиве Сталина обнаружен собственноручно им составленный документ со списками двух сфабрикованных им троцкистско-зиновьевских террористических центров – ленинградского и московского. Причём Зиновьев и Каменев были вначале помещены Сталиным в ленинградский, потом переставлены в московский центр, также как и другие участники вымышленных центров. Этот документ был передан нам заведующим личным архивом Сталина как особо секретный.

Графологическая экспертиза Прокуратуры СССР подтвердила, что рукопись составлена собственноручно Сталиным. Два сотрудника Ленинградского управления НКВД показали, что в 1934 году, 3 декабря, Сталин вызвал их с картотеками на зиновьевцев и троцкистов. Сталин располагал кроме того списком 22-х бывших оппозиционеров, которых начальник УНКВД Медведь представлял С.М. Кирову для визы на арест. Однако Киров в санкции отказал. В присутствии этих сотрудников НКВД Сталин и сфабриковал состав террористических центров.

Этих свидетельств, по словам т. Каткова, в деле нет. Он уверял также меня в том, что упомянутая рукопись принадлежит не Сталину, а руке Ежова.

Фотокопия сталинской рукописи и акт графологической экспертизы были разосланы вместе с итоговой запиской всем членам Президиума ЦК.

Нет возможности перечислить все факты и случаи подлога и исчезновения решающих документов.

К сожалению, Н. Катков и его помощники оказались в плену сфальсифицированных в своё время материалов. После шести месяцев работы они обратились ко мне впервые с готовым заключением. Это заключение по существу подрывает постановление Президиума ЦК о пересмотре всех судебных процессов 30-х годов и наносит удар по престижу партии в самый ответственный период перестройки.

О. Шатуновская

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 102. Д. 1000. Л. 26-28. Подлинник. Машинопись.
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
livejournal
Aug. 2nd, 2015 11:42 am (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal южного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
illarion02
Aug. 2nd, 2015 04:54 pm (UTC)

Интересно.
Но сейчас это уже мало кого интересует.
skif_tag
Aug. 2nd, 2015 08:27 pm (UTC)
Это да, время стирает города и цивилизации...
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

skif_tag
skif_tag

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner