skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Возмездие

1 августа 1946 года во дворе Бутырской тюрьмы был повешен генерал Андрей Власов и его сослуживцы.

Суд проходил 30-31 июля 1946 года.

Ульрих: Подсудимый Власов, в чём конкретно признаёте себя виновным?

Власов: Я признаю себя виновным в том, что находясь в трудных условиях, смалодушничал…




Вокруг этого процесса ещё долго множились разного рода слухи, передаваемые из уст в уста.

В начале предполагалось судить Андрея Власова открытом судом, где бы присутствовали высшие офицеры РККА в «воспитательных целях». Предполагалось подготовить 8 свидетелей для этого процесса. Но в ходе допросов власовцев, выяснилось, что не все они готовы говорить то, что нужно. Поэтому 17 апреля 1946 года министр госбезопасности СССР, генерал-полковник В.С. Абакумов, а так же председатель военной коллегии СССР, генерал-полковник юстиции В. В. Ульрих направили письмо товарищу И.В. Сталину, где было написано, что подсудимые могут изложить на процессе свои антисоветские взгляды, "которые объективно могут совпадать с настроениями определенной части населения, недовольной советской властью", поэтому они просили «вождя народов» "дело предателей... заслушать в закрытом судебном заседании...без участия сторон".

АбакумовУльрих

В.С. Абакумов и В.В. Ульрих

Генерал Пётр Григоренко вспоминал:

В 1959 году я встретил знакомого офицера, с которым виделся еще до войны. Мы разговорились. Разговор коснулся власовцев. Я сказал: – У меня там довольно близкие люди были.

– Кто? – поинтересовался он.

– Трухин Федор Иванович – мой руководитель группы в Академии Генерального штаба.

– Трухин?! – даже с места вскочил мой собеседник. – Ну, так я твоего воспитателя в последнюю дорогу провожал.

– Как это?

– А вот так. Ты же помнишь, очевидно, что когда захватили Власова, в печати было сообщение об этом, и указывалось, что руководители РОА предстанут перед открытым судом. К открытому суду и готовились, но поведение власовцев все испортило. Они отказались признать себя виновными в измене Родине. Все они – главные руководители движения – заявили, что боролись против сталинского террористического режима. Хотели освободить свой народ от этого режима. И потому они не изменники, а российские патриоты. Их подвергли пыткам, но ничего не добились. Тогда придумали «подсадить» к каждому их приятелей по прежней жизни. Каждый из нас, подсаженных, не скрывал, для чего он подсажен. Я был подсажен не к Трухину. У него был другой, в прошлом очень близкий его друг. Я «работал» с моим бывшим приятелем. Нам всем, «подсаженным», была предоставлена относительная свобода. Камера Трухина была недалеко от той, где «работал» я, поэтому я частенько заходил туда и довольно много говорил с Федором Ивановичем. Перед нами была поставлена только одна задача – уговорить Власова и его соратников признать свою вину в измене Родине и ничего не говорить против Сталина. За такое поведение было обещано сохранить им жизнь.

Кое-кто колебался, но большинство, в том числе Власов и Трухин, твердо стояли на неизменной позиции: «Изменником не был и признаваться в измене не буду. Сталина ненавижу. Считаю его тираном и скажу об этом на суде». Не помогли наши обещания жизненных благ. Не помогли и наши устрашающие рассказы. Мы говорили, что если они не согласятся, то судить их не будут, а запытают до смерти. Власов на эти угрозы сказал: «Я знаю. И мне страшно. Но еще страшнее оклеветать себя. А муки наши даром не пропадут. Придет время, и народ добрым словом нас помянет». Трухин повторил то же самое.

И открытого суда не получилось, – завершил свой рассказ мой собеседник.

– Я слышал, что их долго пытали и полумертвых повесили. Как повесили, то я даже тебе об этом не скажу…






Внучатая племянница Власова Нина Михайловна поведала следующую историю:

«После войны я ездила в Ленинград, где встречалась с Героем Советского Союза летчиком Александром Покрышкиным. Покрышкин приходился отдаленным родственником мужа тети Вали – племянницы Андрея Власова. Александр Иванович рассказал, что ходил вместе со своей женой Александрой на публичную казнь власовцев. Так вот он утверждал, что вместо крестного Андрея казнили какого-то маленького мужичишку, наверно тюремщика. Покрышкин хорошо знал Власова, не единожды встречался с ним. И в Ломакино в казнь Власова никто не поверил: хороших людей, мол, не убивают. А один наш колхозник, Петр Васильевич Рябинин, тоже ломакинский, после войны часто ездил к своей дочери на Дальний Восток – торговать табаком. Как-то раз дочь Настя повела его на концерт самодеятельности. И вдруг Рябинин увидел, что на сцену вышел играть на аккордеоне – …Андрей Власов. Он закричал: «Андрей! Я ломакинский, я здесь!» Артист побледнел, скомкал конец выступления и убежал. Мой земляк побежал его искать за кулисами, но не нашел. Потом он рассказал мне и тете Вале, что сразу узнал Андрея, как только он заиграл на инструменте. Да и песню он пел тогда свою самую любимую…

В общем, я считаю, что Власова после войны не казнили, он остался жив. Уверена, что после войны крестный Андрей еще долго жил под другой фамилией, да так и умер своей смертью».


Генерал-полковник В.В. Ульрих зачитывает приговор.





Байки байками, но предатели получили своё.
В этот день, 1 августа 1946 года, ровно 69 лет назад...

Меандров, Буняченко, Трухин, Власов



Решение о смертном приговоре в отношении Власова и других было принято Политбюро ЦК ВКП(б) 23 июля 1946 года. С 30 по 31 июля 1946 года состоялся закрытый судебный процесс по делу Власова и группы его последователей. Все они были признаны виновными в государственной измене. По приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР они были лишены воинских званий и 1 августа 1946 года повешены, а их имущество было конфисковано. Тела казнённых кремировали в крематории НКВД и их прах высыпали в безымянном рву Донского монастыря — название в постсоветское время — «клумба невостребованных прахов» — куда в годы советской власти десятилетиями ссыпали прахи расстрелянных в Москве «врагов народа»

Tags: История. СССР, война
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments