skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Categories:

Негры тоже люди! (только сортом пониже)

Из мемуаров Л.Д.Зимонта:

История это совсем особенная. Вера Мартыновна Зимонт (Кесслер)У моей бабушки Веры Мартыновны была старшая сестра Амалия Мартыновна. Я помню ее тихой приветливой и очень доброжелательной старушкой. В конце девяностых годов прошлого века она с мужем и только что родившейся дочкой Алисой эмигрировала в Южную Африку. Там они неплохо устроились. Отец Алисы был, как видно, человек способный и энергичный. Жили они в Порт-Натале (теперь он, кажется, переименован в Дурбан), в Претории и в Йоханнесбурге. В конце концов, он оказался совладельцем неплохой гостиницы и стал, хотя и небогатым, но вполне обеспеченным человеком. В Африке у них родилась вторая дочь. Алиса превратилась в Элис. Родным языком для нее стал английский (няня-негритянка других языков не знала). 
Училась тетушка в каком-то закрытом учебном заведении, связанном с церковью (чуть ли не при каком-то монастыре), благополучно закончила его незадолго до войны 1914 года, и была помолвлена с очень приятным (я видел его фотографию) молодым человеком - инженером золотых или алмазных приисков.

Жизнь улыбалась и не сулила никаких особенных приключений, если бы не тоска по родине, которая одолевала родителей, особенно отца. И вот весной 1914 года (для Южной Африки это осень) было принято решение съездить на два-три месяца в Россию. Сперва хотели ехать только старики. Но потом старшая дочка заявила, что она родилась в России и хочет с ней познакомиться. О младшей дочке речи не было, т.к. она училась. Ее оставили на попечении старой няни и компаньона по гостинице. Короче говоря, в начале лета 1914-го они оказались в России, побывав предварительно в Англии и Германии. В Берлине для невесты было заказано все приданное, при этом деньги за него были уплачены вперед.

Уехать из России наши путешественники собирались в августе. Но 1-го августа началась Мировая война. Путь на запад и на юг (Турция была союзником Германии) был отрезан. Через Дальний Восток добираться было очень далеко, долго и дорого. Решили подождать. Тогда никто не думал, что война продлится больше двух-трех месяцев. Но месяцы шли, а война не кончалась. Снова подумали о поездке через Дальний Восток, но в это время в Индийском океане свирепствовал неуловимый немецкий крейсер "Эмден" и какой-то другой рейдер, и по этой причине решили еще немного подождать. В конечном итоге, они, вероятно, все-таки поехали бы через Владивосток и Сингапур, но тут произошло непредвиденное: внезапно умер отец. Без него они оказались совсем беспомощными.


<   >

Если английские уроки с тетушкой дали мне, мягко выражаясь, немного, то разговоры с ней я хорошо запомнил, и они, безусловно, способствовали расширению моего кругозора и формированию взглядов на многие вещи. Ростов она не любила да и, вообще, от России была не в восторге. Снега она боялась. Ростовская жара и пыль ее возмущали. Ее удивляла наша неприспособленность к жаркому климату.

- У нас в Африке, - говорила она - все утопает в зелени. Вы идете по городу и никогда не выходите из тени. На всех окнах жалюзи или маркизы. Перед окнами деревья и цветущие кустарники. Улицы поливаются водой (в то время у нас в Ростове мы об этом и не слышали), и самое главное, днем никто, кроме негров (и то не всех), не работает. Магазины и учреждения работают утром и вечером. Днем все сидят по домам, принимают душ, отдыхают. Комнаты затенены. Когда жара спадает, жизнь в городе возобновляется и продолжается до поздней ночи. А какие у нас ночи! Длинные, бархатные, прохладные.

Говорили мы с ней и о неграх. Ее возмущали некоторые расистские законы. Особенно ей не нравилось то, что ночью в городе не разрешалось оставаться неграм. Ее няня-негритянка, которую она очень любила, каждый вечер уходила за город в специальный негритянский поселок, где у нее была маленькая хижина, а утром возвращалась обратно. Никаких исключений не делалось. Ни уход за тяжелым больным или умирающим, ни собственная болезнь не давали права негру остаться ночью в городе. За нарушение этого правила - тюрьма и негру и белому, укрывающему негра. Ей не нравилось и многое другое. Она не одобряла отношение многих белых к неграм и считала, что их жизнь должна быть существенно улучшена. И вместе с тем, она категорически отрицала возможность равенства между белыми и черными:

- Вы их не знаете, - говорила она с жаром мне и отцу. - Они находятся совсем на другой ступени развития и никаким образованием и воспитанием их нельзя поднять на нашу ступень.

Она считала, что есть немало хороших и честных негров, заслуживающих уважения и доброго к себе отношения, она, как я уже говорил, очень любила свою няню, которую никто не собирался увольнять, хотя обе ее воспитанницы давно стали взрослыми и уже много лет в услугах няни не нуждались, и очень по ней скучала. Но допустить, что негры такие же люди, как мы она не могла. У меня создалось впечатление, что она могла любить негра, но не как равного нам человека. И это, вероятно, относилось не только к моей тетушке, но ко многим другим белым южноафриканцам. Впрочем, это мое личное заключение, и за его правильность я ручаться не могу. Много еще было у нас интересных разговоров, но помню я, конечно, далеко не все.

В 1923 году они с матерью уехали. Тетушка уговаривала отца ехать с ними. Она обещала все устроить в английском посольстве. Обещала ему блестящую будущность в Южной Африке. Отец не согласился. Поехали они через Германию и Англию. В Берлине тетушка зашла в тот самый магазин, в котором было заказано ее приданное. Подняли старые торговые книги. Нашли заказ и подтверждение предварительной оплаты. Через несколько дней тетушка Элис, одетая с ног до головы (заказ был срочно выполнен заново), выехала в Англию, где села на пароход, идущий в Кейптаун. В Йоханнесбурге ее ждал сильно возмужавший, но такой же стройный жених. Через несколько лет отец получил любительскую фотографию тетушки с мужем и сыном, мальчиком лет шести. Некоторое время они переписывались. Потом все прекратилось. Наступали трудные времена. Переписываться с заграницей было опасно. Приближался 1937 год.
Tags: История
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments