skif_tag (skif_tag) wrote,
skif_tag
skif_tag

Category:

Дело было под Ростовом

Каждый раз, когда я выезжаю из города, и по обе стороны от трассы простираются поля, луга и пашня, взгляд постоянно выхватывает древние курганы, тут и там разбросанные небольшими холмиками, и небольшие углубления - круглые ямки, заросшие кустарником, бывшие когда-то воронками от снарядов, едва заметные шрамики окопов... Когда-то тут вскипала земля, а в этих ямках по прежнему лежат груды костей. И наших, и гансовских...

Легендарный "электрик" Курт Майер, воевавший в наших краях, вспоминает:

423c5e70f200bdb6616df7b0d4e5f9a9620bcc9582a02dd5740744d36247b0cf.eyjdv974fxckgwgc8cossw4k4.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

25 ноября утрам в 5 часов 20 минут враг предпринимает попытку наступления на наиболее слабо охраняемом участке разведывательного батальона, хотя туда посланы самые исполнительные и умелые бойцы. Атаке предшествует сильнейшая артподготовка из всех калибров. Потери — нулевые. Нетрудно догадаться, что если участок пуст, то и уничтожать там нечего и некого. Однако вскоре и моим видавшим виды бойцам приходится поволноваться! Из мглы неясной массой выплывают вражеские пехотинцы, с песнями и дикими криками «ура!» они надвигаются на удерживаемые нами позиции. Солдаты в передних рядах шагают по льду Дона, сцепив локти и образуя цепь. Разрывы заложенных нами мин образуют чернеющие проруби, русские, обходя их, размыкают цепь, но никаким минам не остановить это грозное шествие, бездушной машиной надвигающееся на моих бойцов. Примерно на середине реки Советы встречает прицельный огонь, и они десятками падают на лед, как подкошенные.

Мои бойцы не верят глазам, заметив, что на смену погибшим надвигается следующая колонна — атака продолжается. В наступлении участвуют части 343-й, 31-й пехотных дивизий, а также 70-й кавалерийской дивизии. Три вновь сформированные дивизии против горсточки наших окоченевших бойцов, против трех сотен, по сути предоставленных самим себе и раскиданных на восьмикилометровом обороняемом ими участке! И этим тремстам бойцам предстоит сдержать надвигающуюся на них массу и разгромить ее!

Необходимо срочно нанести врагу контрудар на участке 2-й роты, но пока для его организации нет в наличии сил. Советы буквально наседают на всем рубеже обороны, еще немного, и у горсточки лежащих за пулеметами бойцов не выдержат нервы. Атака русских напоминает снежную лавину, внезапно обрушившуюся на Ростов с гор Кавказа, постепенно теряющую силу. Первые лучи солнца, с трудом пробивающиеся сквозь низкие облака, освещают жуткую картину. Насколько хватает глаз, белый ледяной покров Дона и его притоков усеивают бесчисленные темные точки, часть из которых продолжает шевелиться, а остальные успело припорошить снегом. Наступление русских провалилось по всему фронту, обернувшись для неприятеля колоссальными потерями. Тысячи советских солдат так и остались лежать на предполье в ожидании ночи. Лошади без всадников галопом неслись к югу, их жалобное ржанье воспринималось эхом смерти.

В результате оперативно нанесенного контрудара на участке 2-й роты уже почти окруженный противник сломался окончательно. В плен взято 6 офицеров и 393 красноармейца. Только на участке упомянутой роты потери русских составили 310 человек убитыми. Согласно показаниям пленных, задачей наступления русских было отрезать Ростов-на-Дону с запада.

Подобные наступления противник продолжил 26–27 ноября, русские, невзирая на колоссальные потери, вновь и вновь штурмовали наши позиции. Для нас загадка, как люди с такой готовностью отправляются на бойню. Несмотря на груды окоченевших трупов на льду, навстречу фатальной участи идут все новые и новые подразделения. Наступление русских 27 ноября начинается в полночь, ему предшествует артподготовка из всех калибров, в особенности неистовствуют установки реактивных снарядов, а последняя атака отбита нами в 19 часов 50 минут на участке 1-й роты. Малочисленные группы врага сумели прорваться на наши позиции, но были отброшены. Контрнаступление назначено на 28 ноября.

Брошенное в атаку советское соединение было сформировано в июне месяце в Краснодаре как 128-я пехотная дивизия и приняло свой первый бой именно на участке нашего батальона. Батальон русских, атаковавший наш левый фланг, к началу операции располагал численностью в 450 человек. Потери на льду Дона составили 135 советских солдат убитыми и свыше 100 человек ранеными, оказавшимися в нашем плену, кроме того, в плен было взято 37 человек, не получивших ранений.

То, что выпало на долю нашего батальона, способен оценить лишь тот, кто на собственном опыте испытал, каково удерживать оборону в течение нескольких суток в условиях постоянных атак противника, да еще в страшный мороз. Я видел, как пехотинцы лежали за пулеметами, глотая горькие слезы отчаяния и поливая огнем наступающего противника. Во время контратаки один командир роты (Ольбетер) повел бойцов в атаку, не надев сапог — незадолго до этого их пришлось срезать у него с ног. Естественно, что Ольбетер получил сильнейшее обморожение.

В этих схватках побеждал каждый боец в отдельности. Каждому солдату приходилось надеяться лишь на себя, может быть, еще на своего товарища из пулеметного расчета. И он сражался. Сражался, демонстрируя беспримерную стойкость, без приказа, опираясь лишь на самосознание и верность присяге.

Раненых кое-как перевязали на морозе и тут же отправили на грузовике в Таганрог. Крики и стоны раненых выносить куда труднее, чем самую опасную атаку. Не составляет труда вычислить, когда наша оборона рухнет — длительное удержание позиций, принимая во внимание наши весьма ограниченные возможности, исключается.

Даже в ночные часы бои не утихают. Брешь на участке 1-й роты разведывательного батальона удается ликвидировать с помощью нескольких штурмовых орудий к 9 часам утра. На подходах к обороняемой нами позиции свыше 300 трупов. Пленные помогают идти своим раненым товарищам. И эти обернувшиеся такими потерями для Советов атаки — не последние. Лишь к 14 часам противник окончательно отходит на 2–3 километра, постоянно наращивая при этом боевое применение артиллерии.

На остальных участках бои происходят в таких же условиях — наша оборона существенно ослаблена. Опасность прорыва русских в любом месте на линии нашей обороны Ростова-на-Дону теперь осознают и в вышестоящих штабах, со дня на день ожидая ее.
Трескучие морозы, почти полное отсутствие зимнего обмундирования, серьезные потери и ограниченные возможности их восполнения обрекают на провал все попытки сдержать наступление противника. Мы сражаемся за физическое выживание!

< >

А русские дивизии тем временем продолжают наседать на нас. Их прорывы стали повсеместным явлением, и устранять их каждый раз становится все труднее.

Мой батальон действует на левом фланге полка «Лейбштандарт» и имеет связь по фронту с 60-й моторизованной пехотной дивизией. В условиях взаимовыручки все же удается сдержать противника и оборудовать опорные пункты с помощью русских добровольцев. Численность личного состава снизилась настолько, что командующие решились на беспрецедентный шаг — использовать антибольшевистски настроенных русских в действующих подразделениях. Поэтому я не удивлен, что, приехав к своим товарищам, вижу, что на позициях в обороне стоят сплошь русские. Добровольцы родом либо с Кавказа, либо с Украины. Их готовность сражаться превыше всяческих похвал, поэтому наши бойцы безоговорочно приняли их.

В декабре в одной из перестрелок гибнет мой лучший боевой товарищ. Наш трудолюбивый переводчик, мой бесстрашный подчиненный, ни на минуту не покидавший меня в самые трудные минуты, он был самым способным офицером батальона и служил примером для всех. Речь идет о Гердте Пляйсе. Последнее пристанище Гердт обрел у железнодорожной насыпи в Таганроге.
Tags: Ростов, Таганрог, война
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments