?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Без фигового листка.
Женевская комиссия отказывается назвать
срок созыва конференции по разоружению.

ЖЕНЕВА, 2 декабря. (Спец. корр. ТАСС). Подготовительная комиссия закончила третье чтение проекта разоружительной конвенции и в конце вечернего заседания перешла к обсуждению предложения германского делегата Бернсторфа, поддержанного итальянским делегатом Де-Маринисом.
Бернсторф предложил поручить совету Лиги наций назначить конференцию по разоружению на 5 февраля 1931 года. Против этого предложения выступили английский делегат Сесиль, французский - Массильи, чехословацкий - Бенеш, греческий - Политис, югославский - Маркович и японский - Сато. Все выступавшие против предложения Бернсторфа высказывались разумеется "за скорейший созыв", но настаивали на том, что "право установления срока созыва принадлежит совету Лиги наций" и что "вообще конференция весьма ответственное дело, а поэтому не следует проявлять излишнее нетерпение".
Бернсторф, выступив вторично в защиту своею предложения, вызвал замешательство, так как процитировал резолюцию, принятую советом Лиги наций в 1926 году. Эта резолюция поручает именно подготовительной комиссии сделать предложение о сроке созыва конференции. Английский делегат лорд Сесиль, ранее отклонявший предложение о сроке, якобы чтобы "не вторгаться в прерогативы Совета Лиги" и уверявший даже, что нельзя назначать срок созыва на ноябрь, ибо Совет Лиги наций будто бы может назначить более ранний срок, сразу переменили свою позицию. Сесиль начал доказывать, что хотя такое поручение Совета Лиги наций и имеется, однако комиссия, мол, не в состоянии установить срок созыва, ибо "конференция - сложнейшее дело, и лишь Совет Лиги способен все учесть" и т.д.
В стремлении всеми средствами избегнуть прямого голосования по вопросу о сроке созыва конференции, пускаются в ход всевозможные трюки. Председатель предлагает Бернсторфу всякие компромиссные формулы, в которых о сроке созыва конференции конечно ничего не упоминает. Заседание приобретает настолько ярко выраженный характер фарса, что среди журналистов и публики неоднократно раздаются взрывы смеха и иронические восклицания.

Наконец Сесиль вносит поправку к еще не голосовавшемуся предложению Бернсторфа. Поправка содержить просьбу к Совету Лиги наций установить на ближайшей сессии Совета срок созыва конференции. В нарушение всех правил, а также вопреки протестам Бернсторфа, поправка Сесиля голосуется до голосования предложения Бернсторфа и принимается большинством голосов. Тогда Бернсторф вносят в виде поправки свое предложение об установлении срока на 5 февраля 1931 года. Эта поправка Бернсторфа отклоняется большинством 14 голосов против голосов делегатов Германии, СССР, Италии и Болгарии при ряде воздержавшихся.

СОВЕТСКИЕ ПОПРАВКИ ОТКЛОНЯЮТСЯ.
ЖЕНЕВА, 2 декабря. (Спец. корр. ТАСС). На вчерашнем вечернем заседании подготовительная комиссия к конференции по разоружению решила предоставить окончательное оформление введения к конвенции о разоружении будущей конференции по разоружению.
Это решение комиссии вызвано следующими политическими соображениями. Немедленное обсуждение введения к конвенции о разоружении неизбежно вызвало бы большую политическую дискуссию, ибо предстояло бы согласовать имевшиеся при первом чтении конвенции три проекта. Французский проект связывал размеры разоружения со степенью достигнутой к моменту сокращения вооружений безопасности.
Английский проект основывался на обязательствах, вытекающих из статьи 8 пакта Лиги Наций, устанавливающей, что "члены Лиги признают, что сохранение мира требует ограничения национальных вооружений до минимума, совместимого с национальной безопасностью и с выполнением международных обязательств, налагаемых общим выступлением". Германский проект равным образом базировался на той же статье пакта Лиги Наций и одновременно указывал, что конвенция о разоружении является лишь первым шагом, за которым должны будут последовать другие шаги.
Отказавшись от третьего чтения введения к конвенции, комиссия перешла к третьему чтению главы I конвенции. К первой ее статье, говорящей об ограничении численности сухопутных вооруженных сил, советская делегация внесла поправку, предложив к слову "ограничить" добавить: "и сократить". Поправка советской делегации комиссией отклоняется.
Тов. Луначарский вносит вторую поправку к статье первой главы I конвенции, предлагая вставить в нее постановление об ограничении и сокращении обученных резервов. Мотивируя свое предложение, тов. Луначарский указывает, что советская делегация настаивает на чрезвычайной серьезности этого вопроса, ибо отсутствие в конвенции каких-либо указаний на меры в отношении обученных резервов лишает конвенцию всякого значения. "Советская делегация считает важным, - указал тов. Луначарский, - не столько формальное сокращение численности людей под ружьем, сколько действительные меры, способные затруднить подготовку к войне и сократить размеры разрушительных сил, которые могут быть брошены на поля сражения. Иначе говори, советская делегация полагает, что наибольшую важность представляет общая сумма вооруженных сил каждого государства, которые оно сможет бросить в войну. В случае окончательного отказа от каких-либо мер к сокращению обученных резервов конвенция о разоружении приобретет еще более пустой характер, что и предопределит отношение к ней советской делегации".
Возражая тов. Луначарскому, английский делегат Сесиль пытается доказать трудность сокращения обученных резервов при существовании всеобщей военной повинности. Германский делегат Бернсторф заявляет, что германская делегация сделает по этому вопросу оговорку в протоколе, поскольку не надеется больше, что большинство комиссии изменит свою первоначальную позицию.

Авиация "подлежит" расширению.
ЖЕНЕВА, 2 декабря. (Спецкор ТАСС).
Сегодня в подготовительной комиссии обсуждалась глава об авиации. Комиссия большинством голосов делегатов Франции, Японии, Польши, Румынии, Турции я Югославии против голосов делегатов Англии, Канады, Ирландии, Норвегии и Голландии при 13 воздержавшихся отвергла английское предложение распространить бюджетное ограничение также и на авиацию. Возражения против этого предложения в большинстве сводились к указанию на невыгодность его для стран, "авиация которых недостаточно развита и подлежит расширению".
Перейдя далее к главе о запрещениях, комиссия отвергла германское предложение о запрещении тяжелой артиллерии, минометов и танков.

Ядовитые газы... нужны полиции.
В своих замечаниях к английскому меморандуму французская делегация полагает, что слезоточивые газы запрещаются женевским протоколом 1925 года, а также обсуждаемой статьей. При этом 3 пункт французских замечаний оговаривает, что обсуждаемая статья не касается применения полицией этих газов "при охране внутреннего порядка".
Гибсон (САСШ) заявляет, что сейчас будто бы трудно точно истолковать, что подходит под понятие - ядовитые газы и что не подходит. В качестве примера Гибсон ссылается на то, что слезоточивые газы применимы не только на войне, но также и для "сдерживания толпы", а поэтому являются будто "более гуманным оружием", чем пулеметы, сабли и даже палки. Гибсон предлагает упомянуть о британском меморандуме в докладе, не принимая сейчас никакого толкования.
Выступая в прениях, тов. Луначарский указывает, что в 1929 году СССР предложил не только запретить применение удушливых и ядовитых газов, но и прекратить их подготовку и производство в мирное время. Тов. Луначарский заявляет, что советское толкование статьи о ядовитых газах включает также слезоточивые газы. Тов. Луначарский подчеркивает, что подготовительная комиссия не должна быть местом, где можно было бы легализовать применение этих газов полицией. Поэтому тов. Луначарский отвергает третий пункт французских замечаний тем более, что один из ораторов (Гибсон) прямо указал, что речь идет о применении этих газов полицией против восставшего народа. Французский Делегат Массильи заявляет, что он вовсе не добивался разрешения вопроса о праве полиции применять газы. Лорд Сесиль говорит, что он "поддержал бы советское предложение 1929 года, если бы не технические трудности".
Предложение Гибсона, узаконивающее применение полицией слезоточивых газов, принимается.

* * *

В течение пяти лет заседала подготовительная комиссия к конференции по разоружению. Ее задача, заключалась в том, чтобы подготовить для международной конференции проект конвенции о разоружении. Нынешняя сессия - последняя. Проект, который выработан после пяти лет "подготовительных работ", представляет собою груду взаимно друг друга исключающих и противоречивых положений, внутренне не согласованных между собою. В этом нет ничего удивительного, ибо участники подготовительной комиссии меньше всего были заинтересованы в принятии таких положений, которые в какой-либо степени обязывали бы их сократить их нынешние вооружения или ограничить их полную свободу вооружаться. Председатель подкомиссии Лоудон, открывая 6 ноября нынешнюю сессию, прямо заявил, что о каком-либо сокращении вооружений нечего разговаривать.
Попытки советской делегации провести даже столь скромную формулу, как "ограничение и сокращение", не увенчались никаким успехом. Единственное, на что согласились женевские миротворцы, это - принять слово "сокращение" с оговоркой "насколько возможно". При этом они тщательно избегали установления, кто или что собственно явится той инстанцией, которая определит это "насколько возможно". Ясно, что определять будут сами правительства, другими словами сохраняется полная и неограниченная возможность бесконтрольно продолжать и впредь бешеные вооружения.
Нынешняя сессия должна была установить и срок созыва международной конференции. Но и этой задачи она не выполнила. Инцидент, произошедший при обсуждении предложения германского делегата о созыве конференции на 5 февраля 1931 года, чрезвычайно показателен для тех методов дипломатических выкрутасов, при помощи которых буржуазные правительства избегают взять на себя какие бы то ни было обязательства, относящиеся к области вооружений. Подготовительная комиссия заканчивает свою работу, не установив даже срока созыва международной конференции. Маневр большинства подготовительной комиссии был рассчитан на то, чтобы не допустить прямого голосования о сроке созыва конференции. Повидимому большинство полагало, что таким путем ему удастся продолжать и в дальнейшем тактику обмана и лицемерных уверток. Однако самый факт отказа от установления точного срока созыва конференции достаточно убедительно подтвердит всем, что и работа подготовительной комиссии, и все заявления руководителей буржуазных правительств об их "стремлении" к разоружению являются чистейшим обманом, а женевские конференции - лишь дымовой завесой, прикрывающей этот многолетний обман и фактический рост вооружений.
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
irinapravdina
Dec. 4th, 2014 12:28 pm (UTC)
Вот такими выкрутасами и докатились до Второй мировой!
Жириновский сейчас тоже предупреждает:доиграетесь!
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

skif_tag
skif_tag

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner