?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Глас народа, 1955 год.

Из письма жителя Ростова в ЦК КПСС, 1955 год:

«Прошло десять лет после окончания войны, но в дни войны нашему народу жилось лучше, чем сейчас. Особенно это ощутимо в настоящий момент, когда около каждого продуктового магазина в очереди за эти несчастные полкилограмма сахара или масла стоят по тысяче и более человек. На базарах продукты так дороги, что простому советскому человеку один раз на базар сходить, надо отдать месячную зарплату. Поэтому на базаре покупают только те, кто получает от трех и более тысяч в месяц или кто руку запускает в государственный карман. Послушайте, что говорят люди в очередях, и нам старым простым коммунистам просто стыдно смотреть в глаза».

Писем подобных этому было великое множество. И о негодном медицинском обслуживании, и о отвратительном снабжении пром- и продтоварами. При этом надо понимать, что письма писали люди отнюдь не избалованные, не знавшие и раньше сытости и достатка.
Однако, справедливости ради следует заметить, что на подобные письма власть реагировала. Сам факт того что в ЦК готовились такие подборки, эти документы ложились на стол высших руководителей страны, тоже о многом говорит. К сожалению, реакция властей, пытавшихся наладить жизнь трудящихся, упиралась в системные проблемы неэффективности планового хозяйства советского образца. Кроме того, именно в это время раскручивался маховик холодной войны и гонки вооружений, и огромные ресурсы государства были направлены на производство всё новых и новых ракет ( Как сказал оппонентам сам Никита Сергеевич: "Мы штампуем ракеты как вы сосиски")



Обзор писем в ЦК КПСС, в которых указывается на тяжелые материальные условия в связи с ухудшением снабжения продовольственными товарами
25.04.1955


В ЦК КПСС поступают письма, в которых указывается на тяжелые материальные условия трудящихся в связи с ухудшением снабжения продовольственными товарами. Приводим выдержки из некоторых писем.

В письме Федосиной из г. Новочеркасска говорится: «Дорогой Никита Сергеевич! Сил больше нет молчать о том тяжелом положении, в котором живут наши советские люди. На работе и на учебе отдают все свои силы честно и добросовестно. А вот восстанавливать силы нечем. Есть нечего. Магазины пусты. Всю зарплату отдаешь спекулянтам и живешь впроголодь. Дети, молодежь вот уже 8 месяцев не видят сахара, масла. Один хлеб. Правда, это еще не голод, но нельзя же вырастить здоровое поколение на одном хлебе. Ни овощей, ни круп — ничего. Я знаю, страна в тяжелом положении — неурожай, не все благополучно с колхозами, напряженная международная обстановка, но мало ли денег бросает государство и на ветер, всякие реконструкции, тысячные пенсии военным. Одеться народ оделся, спасибо партии и Правительству, а вот что с питанием до края дошли — тоже верно. В нашем Институте Новочеркасском политехническом осмотрели 1200 студентов и 250 из них имеют очаги в легких. Детей жалко, что они бедные растут и всегда лишены даже самого необходимого. Дорогой Никита Сергеевич! Пишет Вам не какой-нибудь враг злобствующий, а советская женщина, мать двоих детей, труженица, член партии. Пишу и плачу, уж больно жаль мне, как детишки растут, как студенты впроголодь по 15–16 час. в день занимаются, стипендию получают 140 руб. в техникуме, а 300 р. в институте, а купить на нее нечего».

Член партии с 1927 г. т. Васильева О.Н. из Московской городской парторганизации пишет: «Около тридцати лет, как свято, беззаветно, без тени сомнений верила во все решения, во все мероприятия нашей партии и не только верила, а по мере моего уменья и помогала их выполнять. Что тревожит меня? Я шуйская работница, с родным городом связь не порвала, и вот в этом районе, где не проходила и вблизи линия фронта, где до войны базары ломились от сельскохозяйственных продуктов, сейчас пусто. Мясо 30–35 руб., молоко 6–7 руб. литр и т.д. В чем дело? Мне кажется, что одна из причин — это партийные кадры. Последние годы, как правило, руководящие работники партийных аппаратов все люди пришлые, не знающие местных условий, мало общаются с массами».

Военнослужащий Ерошин А.М. из воинской части № 39017-Д сообщает: «Получив очередной отпуск, я мчался домой на скором поезде, как птица, стремился скорей увидеть родителей и всю родню. Встреча состоялась радостная, но какая это была встреча с человеком, которого не видели почти три года. У родителей моих не нашлось средств отметить семейную радость, хотя к этому они стремились. А ведь мой отец квалифицированный, всеми уважаемый человек, штукатур, зарабатывающий не меньше, даже больше других. Семья у нас — мать больная, не могущая работать, две сестры несовершеннолетние. И такую-то семью отец не может содержать? А ведь все деньги отдает на общее благо, спиртных напитков не употребляет, а мать тем более — зря деньги никуда не тратит. Перебиваются, можно сказать, с хрена на квас. А ведь у нас в стране, точно не считал, приблизительно приходится 45 пудов зерна на человека, не считая целинных земель. Спрашивается — куда же оно расходится и почему такие дорогие продукты? Заработная плата, как не подсчитывай, как не кидай, — не соответствует нормальной жизни. Рабочие у нас основная масса, на плечах которых находится вся тяжесть производственных операций. Народ, который перенес столько тяжестей и лишений, не живет так, как требуется советскому человеку. Возьмем, к примеру, моего соседа. Сильный, хорошо знающий свое дело, слесарь. Имеет двоих детей, зарабатывает до 1000 руб., а ведь лишний раз в кино не сходит, ибо знает, что если он израсходует лишнюю денежку, то это уже отразится на его столе. Беседовал я с ним. Оказывается, что по сравнению с 1950 годом жизнь стала тяжелей. Вот я приехал погостить домой, а в магазине не могу достать белую булку, это не только в Щербакове. Прошу извинить меня, Никита Сергеевич, за такое необычное письмо. Это говорит моя совесть комсомольца, который не может молчать».

В письме на имя т. Хрущева Н.С. Красилова Н. из г. Москвы говорится: «Обращаюсь к Вам с этим письмом. Я хочу поделиться с Вами мыслями простых людей нашей страны. Я человек со средним образованием и считаю, что достаточно хорошо разбираюсь во всех вопросах внутренней и внешней политики нашей партии и как патриот своей Родины целиком поддерживаю эту политику. Но, решив написать письмо, я хочу остановиться на недостатках в нашей жизни, которых чрезвычайно много. Давайте посмотрим на нашу жизнь открытыми глазами и оценим ее. Нужно сказать, что основная масса народа живет еще очень плохо. Я, например, живу сравнительно хорошо. Бюджет моей семьи 2000 руб. в месяц. По современным ценам это тот минимум, который необходим для нормальной жизни средней семьи. Но такой бюджет имеет сравнительно незначительное число наших людей. Многие имеют месячный бюджет 500–600, ну и до 1000 руб. Представьте жизнь в современных условиях на 600 руб. Наш народ много пережил и пора ему создать нормальные условия жизни. А у нас получается так, что живут хорошо, обеспеченно как раз не те, кто являются непосредственными созидателями всех ценностей. Почему-то в советском народе погасает тот энтузиазм, который был раньше. Каждый стремится только побольше заработать каким-либо способом, а остальное его не касается. В последние годы члены Правительства побывали во многих местах нашей страны. Хорошее начало. Нужно это практиковать больше, чтобы своими глазами увидеть жизнь страны. Нужно чаще бывать там, где особенно плохо. Нужно проверить, почему там плохо и сделать так, чтобы было хорошо».

Рабочий завода п/я 348 из г. Ленинграда Тимошин П.И., обращаясь к тов. Хрущеву Н.С., пишет. «Все Ваши выступления проникнуты отцовской заботой и широкой хозяйственно-напутственной теплотой. И особенно нравится нам, работягам, тот момент, когда наш Никита Сергеевич пробирает некоторых низовых руководителей. Ох, а как еще много таких людей, о которых идет речь в проборке. Теперь я хочу коснуться одного момента. Вот, например, я имею троих детей, возраст их — дочь 16 лет, дочь 4 года, сын 9 месяцев и четвертый — сын в Советской Армии. Я рядовой рабочий, такелажник, 5-го разряда. Зарабатываю в лучшем случае 800 руб. в месяц. На моем иждивении четверо, сам пятый. И вот может ли с такой семьей отец семьи хорошо воспитать своих детей при любом желании. Из этих 800 руб. вычет: квартплата, подоходный налог, заем, профсоюз и в результате от 800 руб. остается на питание 5 человек всего 4–5 руб. в день. Кроме того, надо всех обуть, одеть, а обувь и одежда еще очень дорого стоят. Вот если вникнуть в эту вышеуказанную таблицу расхода, то можно без ошибки сказать, что на одном заработке жить пяти человекам трудно и даже невозможно, но жить-то нужно. Ну, вот так и живем».

Рабочие Тарханов и Корнеев пишут из гор. Мурома Владимирской области: «Рабочему классу, который проживает в гор. Муроме и его районах, с каждым днем становится жить все труднее. В чем заключаются наши трудности? Мы помним, что после войны мы досыта могли кушать черный хлеб. А что происходит теперь? Для того чтобы получить 2 кг хлеба, необходимо простоять в очереди 3 часа и то при условии, что очередь надо занимать в 7 часов утра. Становится странным, судя по печати и по словам. Мы сейчас вырабатываем продукции больше, чем после войны, но куда же все девается, что ничего невозможно достать? Надо прямо сказать, что если Вы, как наши правители, не в состоянии обеспечить рабочих хлебом, то введите карточки, чтобы мы были гарантированы получить необходимый нам хлеб».

В письме из гор. Ульяновска говорится: «В настоящий момент в г. Ульяновске создалось неважное положение с продовольствием. Наш жизненный уровень с каждым днем падает. По радио и в печати передают, что с каждым годом увеличивается выпуск продукции по сравнению с предыдущими годами, но жизнь наша, наоборот, ухудшается с каждым годом. Это можно проиллюстрировать примерами. В 1952 г. ведро картофеля стоило 3–4 руб., в 1953 г. — 7 руб., в 1954 г. оно стоило 10 руб. В 1952 г. в магазинах были любые жиры, кроме сливочного масла, в 1953 г. был один маргарин и говяжий жир, в 1954 г. иногда появлялся говяжий жир и маргарин, а сейчас вообще никаких жиров нет. Но не только продовольственных товаров нет, но и промышленных. Магазины совершенно пустые. Нам, конечно, понятно, что мы находимся в капиталистическом окружении, и каждый час можно ожидать провокаций с их стороны, но, несмотря на это, мы все же должны какой-то минимальный уровень жизни иметь. Ведь приходишь с работы и целый вечер бегаешь, чтобы что-нибудь достать поесть, а утром снова на работу, а поэтому в народе идет ропот недовольства жизнью. Поэтому наше первое мнение — это обратиться к Вам и просить Вас, Никита Сергеевич, о помощи нам в нашей жизни».

В письме из г. Ростова-на-Дону говорится: «Прошло десять лет после окончания войны, но в дни войны нашему народу жилось лучше, чем сейчас. Особенно это ощутимо в настоящий момент, когда около каждого продуктового магазина в очереди за эти несчастные полкилограмма сахара или масла стоят по тысяче и более человек. На базарах продукты так дороги, что простому советскому человеку один раз на базар сходить, надо отдать месячную зарплату. Поэтому на базаре покупают только те, кто получает от трех и более тысяч в месяц или кто руку запускает в государственный карман. Вам, естественно, тяжело видеть жизнь простого человека и принять правильное решение, но это нужно сделать, так как моральный дух масс превыше всего, а он сейчас должен быть на должной высоте, так как положение напряженное. Моральный дух и армии невысок, так как и получаемых денег у офицеров также не хватает, вечно в долгах, потому что цены на все высокие, а в магазинах ничего нет из продуктов. Послушайте, что говорят люди в очередях, и нам старым простым коммунистам просто стыдно смотреть в глаза».

В письме из г. Александрова Владимирской области говорится: «Просим Вашего вмешательства в жизнь и быт трудящихся г. Александрова. Прошло десять лет со дня окончания войны; все газеты, журналы, вся литература говорит об огромных достижениях, о превосходстве довоенного уровня в жизни народа и т.д. Но что же получается, если посмотреть на действительность. Нам, простым людям, кажется, что действительное положение дел Вам или неизвестно, или известно очень мало, так как у наших партийных и хозяйственных руководителей вошло в систему и в практику сильное преувеличение действительности, по сводкам и данным, которыми Вы ориентируетесь. Мог ли быть разговор в такой стране, как наша Родина, о продуктах питания и хлебе в мирное время? Нам не верится, что так была бедна наша страна, как можно судить по жизни основной массы трудящихся нашего города, особенно если взглянуть в торгующие организации, то есть магазины города. В магазинах нашего города масла животного не бывает совсем, растительное очень редко, сахар — редкостное явление, папирос дешевых не бывает совсем, мяса нет, даже хлеба не в достатке. Из одежды и обуви также мало, чего можно купить в Александрове. Трудящиеся каждый выходной день вынуждены посвящать поездке в Москву за продуктами питания и другими необходимыми товарами. Средний заработок рабочего в основном составляет, как и довоенный, — 400–500 руб. в месяц, а цены на товары и продукты таковы: если сахар до войны стоил 4 р. 30 к. кг, то сейчас 11 руб., печенье стоило 4 р. 20 к., то сейчас 9–14 руб. Если до войны средний мужской костюм можно было купить за 300–400 р., то сейчас такой же за 800–1000 руб. Да хотя бы по этой цене всего было в достатке, а то ведь все приходится покупать у спекулянтов. Поскольку в магазинах ничего нет, то сильно поднялись цены на рынке. Если до войны самую хорошую баранину можно было купить по 6–9 руб. за кг., то сейчас — 25–30 руб. Очень прискорбно слушать, что каждый коммунист в лице трудящихся стал болтуном. Нам кажется, что кто-то вредит и создает недовольство среди трудящихся».

Такого же содержания письма поступили и из других областей.


Зав. сектором писем (Подпись) (Кабашкин)

«25» апреля 1955 г.


РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 135. Л. 7–121. Подлинник.
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

skif_tag
skif_tag

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner