?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Попасть под раздачу

Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину с приложением протокола допроса А.Н. Бабулина
05.05.1939
№ 1513/б

Сов. секретно

ЦК ВКП(б)

Тов. С Т А Л И Н У

При этом направляем протоколы допроса арестованных:


1. БАБУЛИНА А.Н. от 18-го апреля 1939 года — племянника ЕЖОВА, до ареста — инженер Центрального научно-исследовательского института авиационного моторостроения;

2. БАБУЛИНА В.Н. от 17 апреля 1939 года — племянника ЕЖОВА, до ареста — студент Промакадемии им. Л.М. Кагановича.

Приложение: по тексту.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

арестованного БАБУЛИНА Анатолия Николаевича

от 18-го апреля 1939 года

БАБУЛИН А.Н., 1911 г.р., урож. Калининской области, русский, гр-н СССР, беспартийный. До ареста — инженер-механик Центрального научно-исследовательского института авиационного моторостроения.

Вопрос: Вы арестованы за активную антисоветскую деятельность и на допросе заявили, что хотите дать показания по существу предъявленного вам обвинения.

О чем вы намерены давать показания?

Ответ: Прежде всего, я хочу сказать, что свой арест ставлю в прямую связь с арестом Н. ЕЖОВА.

Вопрос: Почему?

Ответ: Я был арестован 10 апреля 1939 года на квартире Н. ЕЖОВА, когда его не было дома, и понял, что ЕЖОВ также арестован. Поскольку моя связь с ЕЖОВЫМ носила антисоветский характер, я хочу рассказать все, что мне известно, но до этого прошу разрешить мне более подробно остановиться на моих личных взаимоотношениях с ЕЖОВЫМ.

Вопрос: Что именно вы хотите рассказать?

Ответ: Я племянник ЕЖОВА, и ко мне он относился, пожалуй, лучше, чем к другим своим родственникам.

С 1925 по 1931 г. я жил в семье ЕЖОВА и находился на его иждивении. Когда ЕЖОВ переехал на новую квартиру, он оставил мне старую квартиру по 2 Неопалимовскому пер. д. № 1, кв. 3.

В 1933—34 гг. ко мне приехали из Ленинграда мой брат Виктор с матерью.

Хотя я с 1931—32 г. жил отдельно от ЕЖОВА, но продолжал бывать у него вместе с братом Виктором, и мы считались в его семье своими людьми.

Находясь в близких отношениях с ЕЖОВЫМ, бывая у него часто на квартире и на даче, я, естественно, хорошо знал бытовую сторону его жизни и уже тогда замечал в семье ЕЖОВА элементы бытового и морального разложения.

Вопрос: В чем это конкретно заключалось?

Ответ: У ЕЖОВА и его жены Евгении Соломоновны был обширный круг знакомых, с которыми они находились в приятельских отношениях и запросто их принимали в своем доме. Наиболее частыми гостями в доме ЕЖОВА были: ПЯТАКОВ; быв. директор Госбанка СССР — МАРЬЯСИН; быв. зав. иностранным отделом Госбанка — СВАНИДЗЕ*; быв. торгпред в Англии — БОГОМОЛОВ*; редактор «Крестьянской газеты» — УРИЦКИЙ Семен; КОЛЬЦОВ* Михаил; КОСАРЕВ А.В.; РЫЖОВ с женой; Зинаида ГЛИКИНА и Зинаида КОРИМАН.

В 1936—37 гг. круг близких людей ЕЖОВА пополнился рядом бывших ответственных работников Наркомвнудела СССР. Из них я помню как частых гостей ЕЖОВА — ЯГОДУ*, МИРОНОВА, ПРОКОФЬЕВА, АГРАНОВА, ОСТРОВСКОГО, ФРИНОВСКОГО, ЛИТВИНА, ДАГИНА.

Приятельские отношения ЕЖОВА с этими людьми строились на систематических пьяных оргиях, которые обычно происходили у него на даче.

Все эти лица в 1937—38 гг. были разоблачены как враги народа.

Жена ЕЖОВА окружала себя политически сомнительными людьми из числа артистов и журналистов, я бы сказал, богемного типа.

Они окружали жену ЕЖОВА большим вниманием и часто делали ей различные дорогие подарки

Все это, насколько я мог убедиться из своих собственных наблюдений, привело ЕЖОВА и его жену к полному бытовому и моральному разложению.

С осени 1938 года мне бросилась в глаза подозрительная нервозность, которую стал проявлять ЕЖОВ.

Вопрос: На основании каких фактов вы об этом говорите?

Ответ: В один из выходных дней, в конце октября, когда я был на даче у ЕЖОВА, к нему приехал ФРИНОВСКИЙ. Жена ЕЖОВА в это время находилась в отпуску в Крыму. После изрядной выпивки ФРИНОВСКИЙ остался наедине с ЕЖОВЫМ. Как мне потом рассказал мой брат Виктор, которого они также вскоре удалили из комнаты, ФРИНОВСКИЙ привез ЕЖОВУ какой-то документ. Ознакомившись с этим документом, ЕЖОВ начал сильно беспокоиться.

ФРИНОВСКИЙ и ЕЖОВ долго о чем-то наедине беседовали, и на другой день ЕЖОВ, связавшись с женой по телефону, предложил ей немедленно выехать в Москву. С этого времени настроение ЕЖОВА резко изменилось к худшему. Он стал больше пить и сильно нервничал.

Через несколько дней, в первых числах ноября, ЕЖОВ неожиданно, около 2-х часов ночи, вызвал меня к себе на квартиру в Кремль. У ЕЖОВА я застал ДАГИНА, и, когда я вошел, они прервали разговор и ДАГИН немедленно ушел. Тут я заметил, что ЕЖОВ сильно расстроен.

В эту ночь ЕЖОВ напился, что называется, «до чертиков». Я это говорю потому, что, сидя со мной в столовой, он самым серьезным образом уверял меня, что видит на столе и на стенах комнаты — чертей.

Вопрос: О чем же говорили ДАГИН и ЕЖОВ, когда вы пришли на квартиру?

Ответ: Содержание этого разговора мне неизвестно, так как ДАГИН сразу прекратил беседу с ЕЖОВЫМ, как только я показался на пороге комнаты. Но по упадочному настроению и нервозности ЕЖОВА я понял, что этот разговор носил для него исключительно неприятный характер.

Этот вывод у меня укрепился еще и потому, что в последующие дни ЕЖОВ, ссылаясь на болезнь, не выходил на работу, но в действительности был здоров и целыми днями пьянствовал.

Я пытался расспрашивать ЕЖОВА о причинах его столь подавленного состояния, но он мне отвечал, что у него «куча неприятностей», и от дальнейшего разговора на эту тему уклонился.

В дни празднования XXI годовщины Октября я находился у своего родственника в Ленинграде — КИРИЛЛОВА Георгия Ивановича — механика гаража Кировского завода. По возвращении в Москву я застал ЕЖОВА в еще более мрачном и подавленном настроении. Он спрашивал меня — были ли его портреты на демонстрации 7 ноября в Ленинграде и интересовался — не ходят ли там слухи о том, что его могут снять с работы в Наркомвнуделе. Я не мог добиться от ЕЖОВА ответа, почему все это его интересует, и был в некотором недоумении.

Во второй половине ноября ЕЖОВ по несколько дней не выходил на работу и, как мне говорил его приятель *ДЕМЕНТЬЕВ Иван*, который жил у него с октября по декабрь 1938 года, ЕЖОВ опасался ареста.

Вскоре на эту тему я имел разговор с порученцем ЕЖОВА — ЕФИМОВЫМ, которому он очень доверял. Я полагал, что ЕФИМОВ осведомлен о причинах подозрительного поведения ЕЖОВА, и действительно, он мне рассказал, что ЕЖОВ крайне обеспокоен тем, что в Наркомвнуделе после прихода Л.П. БЕРИЯ арестованы ДАГИН, ШАПИРО и ряд других ответственных работников НКВД СССР, которые были близки к ЕЖОВУ.

Напряженное состояние ЕЖОВА все больше возрастало, и я обратил внимание на отдельные явно подозрительные моменты в его поведении.

Вопрос: Что же вы заметили?

Ответ: ЕЖОВ по ночам открывал окна и устраивал в квартире сквозняк, а потом принимал горячую ванну и в одном нижнем белье становился у окна. Я понял, что он хочет простудиться и заболеть. На мой вопрос — зачем он это делает, ЕЖОВ не дал прямого ответа, заявив: «Вот других болезнь берет, а со мной ничего не делается».

23 ноября вечером ЕЖОВ вызвал к себе на дачу меня и моих братьев Виктора и Сергея БАБУЛИНЫХ. На даче мы его не застали, а его мать нам сообщила, что жена ЕЖОВА отравилась и сегодня состоялись ее похороны.

ЕЖОВ приехал из города поздно ночью вместе с ДЕМЕНТЬЕВЫМ, и за ужином они сильно напились. На другой день мне Виктор БАБУЛИН рассказал, что, когда он спросил ЕЖОВА, чем объясняется самоубийство Евгении Соломоновны, ЕЖОВ ответил ему: «Женя хорошо сделала, что отравилась, а то бы ей хуже было».

С этого времени, т.е. с конца ноября, по просьбе ЕЖОВА я и мой брат Виктор почти постоянно находились при нем.

Вопрос: Что же дальше происходило?

Ответ: В конце ноября ЕЖОВ, с его слов, решением ЦК ВКП(б) был снят с поста Наркома внутренних дел, и после этого он окончательно опустился — начал пить запоем и развратничать. Пил он все время вдвоем с ДЕМЕНТЬЕВЫМ Иваном и подолгу с ним о чем-то беседовал, но о чем именно они говорили, я не знаю, так как я в это время к ним в комнату не заходил.

ЕЖОВ был сильно озлоблен снятием его с работы в Наркомвнуделе и в моем присутствии неоднократно ругал и поносил И.В. СТАЛИНА и В.М. МОЛОТОВА похабной уличной бранью.

Я припоминаю еще такой факт. Когда в январе 1939 г. ЕЖОВУ решением СНК был объявлен выговор за манкирование работой в Наркомводе — он ответил на это отборной руганью по адресу МОЛОТОВА.

В декабре 1938 г., когда была создана комиссия для сдачи дел Наркомвнудела, ЕЖОВ систематически уклонялся от участия в работе комиссии, звонил по телефону в ЦК и Л.П. БЕРИЯ, заявляя, что он болен и поэтому не может явиться для сдачи дел. В действительности же он был совершенно здоров и каждый раз, когда ему нужно было выезжать на заседание комиссии, нервничал, ругался похабной бранью, оттягивал выезд и в конце концов оставался дома, отдавая все свободное время пьянству и разврату с разными женщинами легкого поведения.

Вопрос: Откуда это вам известно?

Ответ: При мне неоднократно на дачу к ЕЖОВУ приезжала по его вызову некая ПЕТРОВА Татьяна, как я слышал сотрудница Наркомвнешторга, и обычно оставалась у него ночевать.

Кроме того, ЕЖОВ обращался ко мне с просьбой, как он выражался, «привезти к нему девочек», и я ему привозил знакомых мне женщин, с которыми он сожительствовал.

Вопрос: Каких женщин вы привозили к ЕЖОВУ?

Ответ: Под Новый год я привез на дачу к ЕЖОВУ свою знакомую ШАРИКОВУ Валентину, работницу станкозавода им. Орджоникидзе. ЕЖОВ устроил попойку, и ШАРИКОВА осталась с ним на ночь. В конце февраля на дачу к ЕЖОВУ я пригласил СЫЧЕВУ Екатерину, работницу Наркомвода, которую ЕЖОВ отвез к себе на квартиру в Кремль.

Особенно резко возросла озлобленность ЕЖОВА против руководителей партии и правительства, когда на Московской областной партконференции он не был выбран делегатом на XVIII партийный съезд.

ЕЖОВ продолжал манкировать работой, часто не являлся по несколько дней в Наркомвод, ходил по комнатам, пил и нецензурно ругался по адресу И.В. СТАЛИНА, В.М. МОЛОТОВА и Политбюро ЦК ВКП(б).

В первые дни съезда ЕЖОВ ходил на заседания, потом прекратил посещать заседания съезда, и, как я заметил, у него обострилась боязнь ареста.

Так продолжалось до последних дней, и, хотя мне прямо ЕЖОВ ничего не говорил, я понял, что он опасается ответственности за какие-то тяжелые преступления.

Вопрос: За какие преступления? Вы знаете больше, нежели сейчас рассказали. Договаривайте до конца.

Ответ: ЕЖОВ со мной ни разу откровенно не говорил, и я не знаю, в чем конкретно заключались его преступления. Но из суммы наблюдений и разговора с ЕФИМОВЫМ для меня было ясно, что эти преступления относятся к работе его в Наркомвнуделе и что здесь имеется какая-то преступная связь ЕЖОВА с арестованными в наркомате врагами народа.

Кроме того, я обратил внимание на одну, правда отрывочную, беседу ЕЖОВА с ДЕМЕНТЬЕВЫМ, перед отъездом последнего в Ленинград в декабре 1938 года.

Вопрос: О чем говорил ЕЖОВ и ДЕМЕНТЬЕВ?

Ответ: ДЕМЕНТЬЕВ перед отъездом был на квартире ЕЖОВА в Кремле и, прощаясь с ЕЖОВЫМ, заявил ему: «Ничего, не унывай, Коля, и не забудь, что от тебя зависит и моя судьба, мы им еще покажем».

ЕЖОВ на это ничего не ответил, и ДЕМЕНТЬЕВ уехал на вокзал.

Вопрос: Вы скрываете свою заговорщическую работу и известные вам преступления ЕЖОВА. Мы вас об этом будем допрашивать, а вы подумайте, стоит ли вам скрывать то, что уже известно следствию?

Допрос прерывается.

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

БАБУЛИН

ДОПРОСИЛИ:

пом. нач. следчасти НКВД СССР

капитан госуд. безопасности

ВЛОДЗИМИРСКИЙ

ст. следователь следчасти НКВД СССР

лейтенант госуд. безопасности

НЕМЛИХЕР

АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 375. Л. 61—70. Подлинник. Машинопись.

На первом листе имеется помета Сталина: «Кто такой приятель Ежова — Иван Дементьев?»

* Фамилия обведена в кружок.

*—* Фамилия подчеркнута, и на полях имеется помета: «Где он?»



20 января А.Н. Бабулин был приговорен Верховным судом СССР к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение 21 января 1940 г.

Определением Верховного суда СССР от 24 августа 1957 г. приговор был отменен, а дело прекращено за отсутствием состава преступления. Матери Бабулина было сообщено, что ее сын умер 12 мая 1944 г.

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

skif_tag
skif_tag

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner