?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Голландец о латышах

Известный путешественник из Голландии Ян Стрейс побывал во многих странах, и оставил после себя письменные воспоминания о своих путешествиях.
В 1668 году в составе большой группы корабельных мастеров, по приглашению московского царя, он отправился в Россию. Путь лежал через Лифляндию.

Мы отправились со своим имуществом в Ригу — большой, хорошо обстроенный город Литовского княжества. Он расположен на открытом ровном месте; с юго-западной стороны протекает большая река Двина (Duna). Рига окружена отличными валами, рвом и больверком, плотно населена, снабжена множеством припасов и ведет оживленную торговлю по ввозу и вывозу летом с Германией, Голландией и другими лежащими за морем странами, а зимой с Москвой на телегах и на санях. К тому же здесь много крупного и мелкого скота, разнообразной дичи, рыбы и лука, так что можно дешево поесть. Жители говорят большей частью на немецком, шведском, курляндском и лифляндском языках. Город был раньше подвластен польскому королю, по 16 сентября 1621 г. он был занят после продолжительной и тяжелой осады шведским королем Густавом Адольфом — и до сих пор подчинен шведскому королевскому дому.

10-го мы все вместе выехали через песочные ворота из Риги в Псков, погрузив свое имущество на тридцать подвод. В тот день мы доехали до Неймюлена, где заночевали. В этой деревне для переправы лошадей и телег служит большой понтонный мост.

11-го мы отправились в путь и в дороге сломали два колеса у подвод, которые были починены возчиками, так что в тот же вечер заехали в трактир, где и заночевали. На следующий день ехали мы кустарниками и пришли к большому болоту, через него был переброшен мост, на переход которого потребовалось более получаса. Мы проезжали мимо небольших деревень, жители которых были очень бедны. Одежда женщин состоят из куска ткани или тряпки, едва прикрывающей их наготу; волосы у них подстрижены ниже ушей и висят, как у бродячего народа, которого мы называем цыгане. Их домики, или лучше хижины, самые плохие, какие только можно представить, в них нет никакой утвари, кроме грязных горшков и сковородок, которые, как дом и сами люди, так запущены и неопрятны, что я предпочел поститься и провести ночь под открытым небом, нежели есть и спать с ними. Они удивительно стойко переносят всякие лишения, жару и холод, голод и жажду. У них почти нет постелей, и они спят на голой земле. Пища у них грубая и скверная, состоящая из гречневого хлеба, кислой капусты и несоленых огурцов, что усугубляет жалкое положение этих людей, живущих все время в нужде и горести благодаря отвратительной жестокости своих господ, которые обращаются с ними хуже; чем турки и варвары со своими рабами. Невидимому этим народом так и должно управлять, ибо если с ним обращаться мягко, без принуждения, не давая ему правил и законов, то могут возникнуть непорядки и раздоры. Это — очень неуклюжий и суеверный народ, склонный к колдовству и черной магии, чем они так неловко и глупо занимаются, как наши дети, пугающие друг друга букой. Я не видел у них ни школ, ни воспитания, поэтому растут они в большом невежестве, и у них меньше разума и знаний, чем у дикарей. И несмотря на то, что некоторые из них считают себя христианами, они едва ли больше знают о религии, чем обезьяна, которую выучили исполнять обряды и церемонии. Однако здесь и там, как мне передавал в Риге один лифляндский дворянин, кое-кто из них, хотя и редко, с большим трудом продвигается несколько дальше. Большинство — неразумные язычники и предаются идолопоклонству под деревьями, вырытыми с корнем, с отрубленными верхушками. Эти стволы украшают они лентами, я не знаю какими только тряпками, потом пляшут вокруг и ползают и бормочут что-то все время, чего я не мог понять. В конце концов богослужение кончается необузданным обжорством. Эти крестьяне постоянно клянутся и призывают проклятия на свою голову, но не придают большого значения своим клятвам и нарушают их, едва успев произнести последнее слово. У них в обычае странная клятва: они кладут дерн или дерево на голову, берут в руки палку, клянутся поступить так-то и так и сдержать слово, а не сдержат, так пусть они и их скот сгорят. У них очень много поверий, от чего они едва ли отойдут, и, когда думают их переубедить, они говорят, что соблюдают некоторые церемонии ради чести и выгоды, но тотчас же забывают их и бросают на ветер. Это впрочем народ не злой и обходительный, но невежественный, не сведующий настолько, что они едва ли знают, что существуют страны помимо Лифляндии.


Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

antontsau
Jan. 11th, 2017 09:46 am (UTC)
самый лучший наброс про латышей конечно у Коха. Так и гуглить - "кох латыши"
skif_tag
Jan. 11th, 2017 10:06 am (UTC)
Да, я читал. Он их тогда как этнический немец умыл)) Уже не помню в связи с чем...

Profile

skif_tag
skif_tag

Latest Month

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner